трамп си цзинпинь

Международное сообщество с нетерпением ждет окончания торговой войны США и Китая. Негативные эффекты радикальных протекционистских мер Дональда Трампа очевидны буквально всем, включая Международный валютный фонд (МВФ), который даже выпустил обновленный прогноз, в котором заявил о замедлении роста мировой экономики из-за торговых войн.

Экономическим демаршем Трампа недовольны и страны ЕС, которые страдают от возросших пошлин на сталь и алюминий, а Китай уже столкнулся со снижением своего ВВП. Однако глава Белого дома не намерен останавливаться и готов обрушить на Пекин новые пошлины. При этом Трампа не беспокоят даже жертвы, которые придется принести ради достижения успеха. Зачем Трампу этот новый американский гамбит и к чему следует готовиться Китаю и всему остальному миру?

Агрессивный торговый ревизионизм

В Буэнос-Айресе с 30 ноября по 1 декабря пройдет саммит «Большой двадцатки», на котором традиционно состоится множество двусторонних встреч глав стран-членов этого глобального объединения. Ожидается и встреча Трампа с председателем КНР Си Цзньпином. По данным Bloomberg, Трамп поручил своему кабинету разработать проект торгового соглашения с Китаем.

Этот документ должен зафиксировать определенный статус-кво в торговом споре двух стран, снизить градус напряженности и, по идее, быть выгодным обеим сторонам. На это соглашение в Пекине возлагают большие надежды, хотя экономический советник Белого дома Ларри Кудлоу заявлял агентству, что на самом деле Вашингтон и Пекин лишь приблизились к торговому соглашению.

Тем не менее новое заявление Трампа в интервью влиятельному деловому изданию Wall Street Journal для многих стало громом среди ясного неба. Американский лидер прямо заявил: США с 1 января 2019 года введут новые торговые пошлины на китайские товары на сумму в 267 млрд долларов и намерены отклонить предложение Поднебесной не повышать пошлины на импорт из КНР с 10% до 25%. Это означает только одно: торговая война продолжается, и ее градус будет только расти.

«Единственная возможная сделка с Китаем будет состоять в том, что он должен открыть свою страну для конкуренции со стороны США. Что касается других стран, то это зависит от них», – пояснил Трамп.

Что имеет в виду президент США под открытием Китая для конкуренции? Прежде всего, речь идет о том, чтобы Пекин резко расширил импорт из США, что сократило бы отрицательное сальдо торгового баланса двух стран. Пока что от двусторонней торговли выигрывает лишь Китай, у США же огромный торговый дефицит. Причина проста: Китай продает существенно больше товаров, чем покупает у США, а Штаты продают гораздо меньше, чем закупают.

За 10 месяцев 2018 года, несмотря на торговую войну, товарооборот Китая и США вырос на 12% и достиг 526,1 млрд долларов. За этот период Китай лишь нарастил экспорт на 12,3% до 392,1 млрд долларов, а импорт из США – лишь на 8,5%, до 134 млрд долларов. Таким образом, отрицательное сальдо торговли США и Китая достигло 258,1 млрд долларов. Это чистый убыток Вашингтона от торговли с Пекином.

Совершенно очевидно, что именно это так выводит Трампа из себя. Казалось бы, поставлены барьеры в виде пошлин, однако китайский экспорт умудряется пробиться и через них. Если пошлины выше, то просто будет больше товаров, рассудили в Пекине и оказались правы.

Без жертв не обойдется

Однако новая фаза торгового противостояния чревата и новыми проблемами для США. Дело в том, что большое число американских компаний используют Китай как производственную базу. В Поднебесной традиционно хорошо развита индустриализация, есть необходимые мощности для производства, рабочая сила дешева.

Именно поэтому крупный американский бизнес уже давно производит продукцию в Китае, это позволяет и выйти на чрезвычайно большой китайский рынок. Исключением не является, например Apple. iPhone и другие гаджеты собираются в Китае, и именно эта продукция попадет под увеличение американских пошлин.

Трамп, впрочем, готов принести эту жертву. А дело ведь не такое простое – речь идет о том, что банально вырастет стоимость продукции многих IT-компаний для рядовых американцев. Apple придется просто закладывать свои потери в цену устройств, произведенных в Китае и продаваемых в США. Wall Street Journal поинтересовалась у Трампа, не видит ли он в этом проблемы.

«Возможно, возможно. Это зависит от того, какова будет ставка (таможенных тарифов – прим. ред.). Я могу сделать ее и на уровне 10%, люди легко это переживут», – уверен Трамп. Между тем многие американские компании, производство которых размещено в Китае, выражают беспокойство. Издание напомнило Трампу, что некоторые из них планируют перенести фабрики в какое-то другое место.

«Я бы посоветовал им строить заводы в США и производить продукцию здесь. У них есть и много других альтернатив», – отметил по этому поводу хозяин Белого дома.

Таким образом, Трамп готов выступить с американским гамбитом – принести в жертву интересы компаний, но обязательно добиться полной и безоговорочной экономической победы над Китаем, остановить его торговую экспансию на американский рынок, а желательно — и на все мировые рынки.

Большая политическая игра

Как рассказал президент и основатель «Центра стратегических коммуникаций» Дмитрий Абзалов, новое заявление Трампа накануне саммита «Большой двадцатки» не только означает повышение ставок на переговорах с Китаем, но и вообще является частью большой политической и экономической игры, которую ведет президент США.

«Перед встречей с Китаем Трамп традиционно начинает усиливать свои позиции. До этого он говорил, что Вашингтон и Пекин могут договориться, а затем он заявил, что если что, то он введет дополнительные санкционные составляющие. Пока формально на переговорах позиция сильнее у Вашингтона, но выигрывает частично Китай», – сказал Абзалов.

Причиной локального успеха Поднебесной эксперт назвал растущий товарооборот между странами, сливки с которого снимает именно Пекин. В то же время пошлины нанесли удар и по самим США, а длительное противостояние грозит замедлить темпы роста экономик обеих стран.

«Для Трампа перед началом новой президентской кампании это недопустимо. Поэтому все связывают G20 с какой-то возможной сделкой между Трампом и Си Цзиньпином. Вопрос стоит в масштабах, потому что Китай готов нарастить закупки американских товаров, но не в тех объемах, которые требует Вашингтон», – отметил глава «Центра стратегических коммуникаций».

По его словам, Трампа не устраивает не просто торговый дефицит с Китаем, Трампа не устраивает то, что Китай стремится стать крупнейшей экономикой мира. Президент США недоволен активным присутствием китайских компаний на различных рынках.

«Он же Huawei и ZTE давил не по принципу того, что покупается слишком мало американской техники. Он хочет вернуть США лидерство в промышленном производстве, вернуть рабочие места. А если где-то рабочие места убудут, то в другом месте их число должно возрасти. Задача Трампа – подорвать промышленный потенциал Китая», – отметил Дмитрий Абзалов.

По его мнению, Трамп пришел к власти с этой повесткой и теперь не может сказать, что «у нас был основной враг, и мы его победили». Китайский рынок в разы более емкий, чем американский, а при росте благосостояния он будет только увеличиваться, а это значит, что США потеряют свое основное конкурентное преимущество.

«Фундаментально Трамп с этой темы не слезет, потому что у него впереди выборы. При этом у него могут возникнуть новые проблемы, учитывая меньшинство в нижней палате парламента, если он не начнет искать реальных экономических врагов. А таким врагом для США является сегодня Китай», – сказал эксперт.

По словам Азбалова, самый сильный инструмент в руках США – непропорциональная структура товарооборота. Это значит, что США могут ответить сильнее, чем Китай.

«Соотношение их экспортно-импортных операций отличается фундаментально. Американцы могут «зайти» чуть ли не на 300-400 млрд долларов (в таможенных пошлинах), а Китай может ответить лишь на 150 млрд и не сможет повысить ставку, так как просто все товарные позиции будут закрыты», – отметил Абзалов, пояснив, что Трамп «продает» именно эту идею, зная, что может нанести удар, на который Китай просто не ответит.

По его словам, Си Цзиньпин понимает, что в открытом противостоянии с США ему выиграть не удастся. Возможен только один путь – развивать сотрудничество с Россией и другими партнерами, и затем, с опорой на эти результаты, противопоставить США уже более серьезные силы. По оценке Абзалова, это перспектива для Китая на ближайшие семь лет.

Таким образом, Трамп не только ведет большую игру на подавление Китая — как экономики, так и государства, — но и преследует личные цели: выиграть следующие выборы президента США. Поднебесная самим своим существованием несет угрозу для этих двух целей. Именно поэтому торговая война будет продолжена, а Трампа не будут беспокоить предупреждения МВФ и Всемирного банка.

Можно сказать, что своей политикой по санкциям против России Трамп усиливает намерение Москвы сотрудничать с Пекином, а торговой войной против Китая – толкает его на усиление политических и экономических связей с Россией. Итогом вполне может стать союз, одолеть который Вашингтону будет не под силу. Тем более что Трамп рано или поздно уйдет, а российско-китайское сотрудничество останется.