газ

Украина нашла очередной повод для жалобы на Газпром в Еврокомиссию по поводу транзита газа в Европу. Теперь, по утверждению Киева, российская монополия якобы не обеспечивает требуемое давление в газовой трубе. Судя по тому, что все предыдущие подобные жалобы Еврокомиссия игнорировала, реальные причины заявлений Нафтогаза совсем в другом.

Украина пожаловалась на Газпром в Еврокомиссию. «По состоянию на 08.00 вторника уровень давления на газоизмерительной станции (ГИС) Суджа упал до рекордно низкого за последние годы уровня 49,7 атм вместо оговоренных контрактом 60,0 атм», – говорится в сообщении пресс-службы Нафтогаза. ГИС Суджа – это главный пункт входа в украинскую ГТС со стороны России.

«Нафтогаз Украины» и Европейская комиссия обеспокоены ситуацией, сложившейся из-за невыполнения российской стороной своих контрактных обязательств, и ожидают от Газпрома соответствующих объяснений и исправления ситуации ради стабильного обеспечения газом европейских потребителей», – утверждает Нафтогаз.

Заодно Нафтогаз пожаловался, что качество поставляемого Газпромом газа якобы не всегда соответствовало физико-химическим показателям.

Сразу можно сказать, что Нафтогаз в своем заявлении, мягко говоря, лукавит. В опубликованном несколько лет назад в СМИ транзитном контракте от 2009 года уровень давления в 60 атм, о котором говорит Нафтогаз, не прописан, в чем можно легко убедиться. Единственное, что в дополнение к основному договору стороны должны были подписать (и заново подписывать каждый год) некий технический договор, в котором обещали обозначить технические детали приемки-сдачи газа. Технического договора в открытом доступе нет, однако ряд косвенных признаков показывают, что заявлениям украинской стороны в этом вопросе не стоит доверять.

Прежде всего, Киев уже не раз обвинял Газпром в несоблюдении контрактного давления на ГИС Суджа или Писаревка – и жаловался в Еврокомиссию. Однако Еврокомиссия эти жалобы все время оставляла без внимания. Ни Газпром, ни европейские потребители не подтверждают наличие каких-либо проблем или угроз, касающихся доставки газа в Европу.

Оно и понятно. Поддержание давления в украинской ГТС – это проблема самой Украины. Именно она должна обслуживать трубу и отвечать за транзит газа, за что и получает плату от Газпрома. Сколько газа Россия подала на входе в систему (на границе с Украиной), столько потребители в Европе и должны получить. В зимние месяцы проблем с давлением в трубе не было, потому что европейцы заказывали много газа.

«Низкое давление в трубе может быть связано с минимальной долей забора газа принимающей стороной. С повышением климатической температуры спрос на газ со стороны европейских потребителей сокращается. В этом году весна ранняя, и этот момент тоже может быть причиной понижения давления в трубе. Меньше спроса – меньше прокачки – ниже давление. В таком случае это не проблема Газпрома», – рассуждает Анна Бодрова из «Альпари».

При таком раскладе жалобы в ЕК на действия российского газового поставщика выглядят необоснованно. «Объемы поставок в Европу никоим образом не касаются Нафтогаза. Скорее всего, Нафтогаз по привычке перекладывает с больной головы на здоровую с целью отвлечь внимание от реальных проблем и передергивая при этом факты», – согласен Георгий Ващенко из ИК «Фридом Финанс».

А факты заключаются в том, что из-за сокращения подачи российского газа и падения давления в системе Нафтогазу, скорее всего, придется поднимать газ из своих подземных хранилищ, как это уже было летом. Только в этом случае Нафтогаз сможет обеспечить транзит российского газа в Европу.

Однако к концу отопительного сезона ситуация на украинских ПХГ критическая. В этом сезоне до начала зимы газа было закачано рекордно мало. Запасы в украинских ПХГ сократились уже, возможно, менее чем до 8 млрд кубометров, что близко к минимально необходимому уровню для обеспечения бесперебойного транзита, говорит Ващенко. «Поднимать своими силами давление Нафтогазу проблематично, поскольку ПХГ почти пусты. Поднять шум в данном случае значительно проще», – отмечает Бодрова. В украинских ПХГ должен оставаться буферный газ (неснижаемый остаток для обеспечения подъема газа в требуемых объемах) в объеме 6–7 млрд кубометров.

Таким образом, Нафтогаз своими заявлениями пытается подстраховаться на случай, если Киеву не удастся выполнить свои обязательства по транзиту. Хотя на самом деле найти виновного в случае сбоя не составит труда – на граничных компрессорных станциях объемы прокачки учитываются в режиме реального времени, замечает Ващенко.

Жалобы Нафтогаза касательно низкого качества российского газа, скорее всего, из той же серии. Такие жалобы вообще-то должны исходить от потребителя, а не от звена доставки, недоумевает Бодрова.

«Это все в большей части белый шум. Скорее всего, чуть позже украинская компания начнет прокачивать нужные ей условия для газовых поставок на новый сезон, включая гибкий объем и низкую цену. За всей этой историей с большой долей вероятности стоит именно такой интерес», – полагает Бодрова.

Иными словами, Киев, помимо прочего, уже готовит почву для того, чтобы в очередной раз пытаться выбить скидку на газ и изменение контракта, на что Газпром не пойдет. При этом Россия готова продавать Украине газ в рамках контракта, но для этого Нафтогаз должен направить заявку и внести предоплату.