f_c3RvcmFnZTEuc3RhdGljLml0bWFnZXMuY29tL2kvMTYvMDYyNi9oXzE0NjY5MjgxMThfMTAxMjQ0M183NmIxOTBmNzQyLmpwZw==

На прошлой неделе министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил, что лимузин из проекта «Кортеж» примет участие в инаугурации главы государства в следующем году.

По его словам, президент России Владимир Путин уже протестировал лимузин проекта «Кортеж» и остался доволен работой российских автомобилестроителей.

«Он уже ознакомился с проектом, видел разные его этапы. На «прототипе А» даже ездил, «прототип Б» показать не успели», — заявил министр. Мантуров не уточнил, когда именно состоялось тестирование, но сказал, что машина удовлетворила лидера страны. Первыми автомобили серии «Кортеж» («прототип А») должны получить сотрудники Федеральной службы охраны — до конца 2017 года.

Сразу после слова Мантурова опроверг пресс-секретарь президента.

— Эти наброски, скажем так, прототип, президент видел, действительно ему понравилось, но о тестировании пока, конечно, говорить преждевременно, — заявил Дмитрий Песков.

Позже и сам президент высказался на эту тему. Во время выступления на пресс-конференции по итогам саммита G20 Путину задали вопрос относительно его планов использовать новейшую машину представительского класса «Кортеж» в церемонии инаугурации президента в 2018 году. Однако в ответ на провокационный вопрос журналистов Путин пошутил, что и не было такого желания, потому что на неготовой машине ездить невозможно.

— Нет, пока ещё не возникло, потому что она ещё не готова. Вы сами ездите на машине, которая ещё не готова? А потом, когда вы покатаетесь, тогда я посмотрю, как это происходит, и вместе с вами её испытаем, — ответил российский лидер.

Семь долгих лет

Нелишним будет вспомнить саму историю возникновения идеи «Кортежа». Дискуссия на тему отечественного лимузина для первых лиц началась с открытого письма главного редактора журнала «Авторевю» Михаила Подорожанского в мае 2010 года, в котором тот призывал тогда ещё президента России Дмитрия Медведева пересесть с немецкой машины на оставшийся у ЗИЛа лимузин спецсерии.

Пересаживать никого никуда не стали. Зато начиная с 2011 года Минпромторг активно включился в работу по созданию будущего президентского лимузина.

Логично, что первое, что пришло на ум, — переделать для правительственного истеблишмента легендарный ЗИЛ. У одноимённого завода ещё сохранялись небольшие мощности и несколько автомобилей с запчастями. Для завода, который был на последнем издыхании, это стало бы спасением. Производство грузовиков к тому моменту практически заглохло, а предполагавшиеся иностранные партнёры из Foton и Tata не смогли найти общий язык с собственником — правительством Москвы.

К концу 2011 года завод выставил готовую машину — проект «Монолит» (ЗИЛ-4112Р). Назвать еёе новинкой было нельзя: по сути, это был слегка осовремененный вариант каноничного горбачёвского ЗИЛ-41047.

В 2012 году, после того как главой государства стал Владимир Путин, этот проект выпал из числа претендентов на звание первой машины России.

Одновременно свой проект предложила и «Группа ГАЗ». Возглавлявший завод Бу Андерссон предложил Минпромторгу довольно простое решение: полное заимствование технической основы машины с производством в России минимального числа кузовных деталей. В качестве объектов заимствования рассматривались большие седаны формата Bentley Continental Flying Spur и Volkswagen Phaeton. На ГАЗе собирались лишь подкорректировать внешность, чтобы визуально дистанцироваться от «донора».

Проект не требовал больших инвестиций: ГАЗу пришлось бы отчислять роялти и оплачивать стоимость деталей оригинальному поставщику. Наряду с ГАЗом в 2013 году доступ к «Кортежу» попыталась заполучить компания Marussia (ныне обанкротившийся первый российский производитель спорткаров).

Все эти проекты так и не нашли должной поддержки со стороны чиновников: во-первых, они предполагали не разработку нового, а либо возвращение к «брежневским членовозам», либо простое копирование иностранных образцов.

Разработку лимузина для президента передали ФГУП «Центральный научно-исследовательский и автомоторный институт НАМИ».

С места в карьер за 8 млрд

НАМИ акцентировал внимание на том, что речь шла о создании российских технологий для России — единой модульной платформы, двигателей и агрегатов к ней, на которых будут построены более доступные коммерческие аналоги госавтомобилей. Гражданские версии, по задумке института, должны были уже через небольшой срок окупить все инвестиции. Именно НАМИ очертил модельную линейку «Кортежа» в виде лимузина, большого седана, внедорожника и минивэна.

В декабре 2014 года «Кортеж» подошёл к этапу, когда нужно было определиться с ключевым партнёром. В числе претендентов на размещение сборочного производства рассматривался УАЗ (входит в группу Sollers), КамАЗ и АвтоВАЗ.

Вскоре Мантуров объявил победителем Sollers — по его словам, именно там будет организовано полномасштабное производство всех моделей.

— Это будет и внедорожник, и микроавтобус, и седан, и лимузин с участием «Ростехнологий», «Росавто», которые будут по сути основными бизнес-партнёрами со стороны государства, обеспечивая последующее развитие этого проекта, — заявил министр. Почти одновременно с этим заявлением Минпромторг разместил заказ на проектирование и запуск в производство отечественных автомобилей для первых лиц государства. Максимальная стоимость заказа составила 8,051 млрд рублей.

Впрочем, уже в 2016 году появилось сообщение, что компания Sollers отказалась от участия в проекте.

К этому моменту было построено несколько образцов седанов серии А, которые были испытаны на Дмитровском полигоне. Также появилась информация, что автомобиль будут собирать силами НАМИ.

Сборка машин «Кортежа» будет налажена в цехах Завода опытных конструкций (ЗОК) НАМИ, расположенного в Москве на Авторемонтной улице.

По последним данным, также одной из площадок для производства автомобилей проекта «Кортеж» станет автобусный завод ЛиАЗ, расположенный в подмосковном Ликино-Дулёве. Это предприятие входит в холдинг «Русские автобусы», принадлежащий «Группе ГАЗ». На подмосковном заводе автомобили «Кортежа» будут проходить предпокрасочную подготовку кузовов: фосфатирование, катафорезное грунтование, нанесение герметизирующей и противошумной мастики. Сама же покраска будет производиться уже в НАМИ на ЗОК.

Проводить подготовку к покраске именно на заводе ЛиАЗ решено было из-за того, что на предприятии имеется достаточная по размерам ванна для нанесения катафорезного покрытия методом погружения, способная вместить кузов президентского лимузина.

А русский ли?

В отличие от знаменитых ЗИЛов и «чаек», нынешний президентский лимузин сложно будет назвать российским в чистом виде. Как ранее сообщал Лайф, основным разработчиком и поставщиком компонентов для «Кортежа» могла стать австрийская Magna.

Выбор Magna выглядит неслучайным, у этой компании сложились давние отношения с российским автопромом. В 2006–2009 годах Magna по заказу госконцерна «Ростехнологии» создала проект автомобиля С-класса для АвтоВАЗа. Тогда сумму наработок не получилось воплотить в жизнь, но спустя пять лет эти технологии легли в основу НИОКР Lada Vesta, недавней яркой новинки АвтоВАЗа.

Не менее значимое участие в разработках деталей примет и целая группа других австрийских компаний. Компания Rubig обеспечит поставки коленвалов, шатунов, шестерён, головок, блока мотора и других сложных деталей; Zörkler изготовит особо прецизионные шестерни трансмиссии.

С самого начала «Кортежа» одной из острых проблем были мотор и трансмиссия. В 2014 году для этих целей привлекли инжиниринговое подразделение Porsche. Помимо участия в создании мотора, Porsche обеспечивает стратегические решения по адаптации суммы наработок под конкретные технические требования проекта.

Глава Минпромторга Мантуров признавался, что к 2018 году планируемый объём первой партии «Кортежа» не превысит 200 машин. Со слов министра, серийный выпуск автомобилей «Кортежа» будет налажен, только если появятся коммерческие заказы от частников. В министерстве говорят, что к 2020 году выпуск достигнет 4–5 тысяч автомобилей в год.

Впрочем, уже сейчас не очень верится, что в озвученные сроки мы увидим производство серийного автомобиля, но, возможно, ответственные чиновники и исполнители порадуют хотя бы президента готовым продуктом.