промышленность

Госдума России на днях одобрила основы денежно-кредитной политики на среднесрочную перспективу. В новом документе Центробанк указывает на вред резкого экономического роста, ставя для себя основной целью удержание инфляции на уровне 4%.

Согласно этому документу, как это ни странно прозвучит, ЦБ не ставит своей задачей развитие промышленности или сельского хозяйства. Эти отрасли упоминаются в документе исключительно с привязкой к инфляционным рискам. В направлениях прямо указывается на то, что для России нормальный, оптимальный рост ВВП – это 1,4-1,7% в год. Все, что выше, по мнению банкиров, разгоняет инфляцию, и с таким ростом надо бороться любыми методами.

То есть президент говорит, что России нужно развиваться двузначными темпами, иначе мы не успеем за миром, а ЦБ уверяет, что при росте ВВП выше 1,7% они будут проводить сдерживающую политику. Нонсенс!

«Центральный банк выполняет задачу не давать экономике расти, — заявил академик РАН Сергей Глазьев. — Это как раз и вытекает из денежно-кредитной политики. Согласно гипотезе ЦБ, экономика работает на пределе возможностей. Это некий абсурд для многих промышленников, которые знают, какой у нас сегодня недогруз производственных фондов, какие у нас проблемы со скрытой безработицей, сколько мы вывозим сырья, вместо того чтобы его перерабатывать. Потенциал роста, по всем оценкам, составляет примерно полуторакратную величину, исходя из наличных производственных ресурсов».

Никаких расчетов, которые бы ЦБ привел в обоснование того, что наша экономика работает на пределе возможностей, нет. Видимо, мы должны поверить госпоже Набиуллиной на слово.

Ни для кого не секрет, что нынешняя денежно-кредитная политика и поведение банковского госолигархата направлены точно не на развитие. По идее, банки должны быть заинтересованы в кредитовании реального сектора экономики. На деле же всё происходит ровно наоборот.

«У нас экономическая политика построена так, что финансовый сектор — отдельно, а реальный сектор, промышленный, сельское хозяйство – отдельно. И эти вещи никак не связаны, — рассказал глава Совета ТПП России, руководитель ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин. — Промышленность, конечно, заинтересована в кредитовании. Но банковский сектор в промышленности не заинтересован. Ему важен бюджет, эмиссия, поддержка со стороны Центробанка, со стороны государства, какие-то вливания, экспорт ресурсов, нормальные отношения с ФРС».

Какая-то параллельная реальность! Изучив новый документ, который приняла Госдума, я имею в виду денежно-кредитную политику, приходишь к выводу, что все действия правительства и ЦБ направлены лишь на поддержание инфляции на уровне 4%. Ни о каком развитии речь не идет.

Как еще можно трактовать этот документ, если там 491 раз встречается слово «инфляция» и его производные? По 4 раза на страницу! Промышленность не надо развивать, потому что она вредит инфляции. Рост либо падение в сельском хозяйстве — риск для инфляции. А с инфляцией, по мнению ЦБ, надо не то что бороться, ее всеми силами необходимо предупреждать.

В конце документа имеется список литературы, на котором основаны все тезисы ЦБ, там только три русскоязычные статьи, все остальные — иностранные. То есть Набиуллина и Ко даже не скрывают, на основе каких материалов они пишут свои прогнозы.

Этим господам с Неглинной откровенно плевать на российскую промышленность, им плевать на рекомендации отечественных ученых и экономистов. У них есть госпожа Лагард, которая им советы дает. Правда, эти советы больше похожи на указания или руководящие наставления.

Деньги из России вывели, их оказалось мало, соответственно, чтобы МВФ был доволен, надо повышать налоги, пенсионный возраст, цены на бензин — пополнять бюджет. При этом издержки растут, что толкает производителей повышать цены. И вновь риск инфляции. Чтобы его не было, надо повышать ключевую ставку, держать ее высокой в любых условиях, написано в документе, для предотвращения риска роста инфляции. И надо стимулировать импорт товаров для подавления российских производителей, чтобы они не повышали цены в этих условиях.

Соответственно, экономика получается маленькая, и это, опять же, риск инфляции. То есть мы возвращаемся к бюджетному правилу и ходим опять по кругу. Из России вывозится нефть, ее здесь не перерабатывают, деньги, вырученные за нефть, отправляются туда же — за рубеж.

Если посмотреть на те цели и задачи, которые стоят перед финансовыми регуляторами в разных странах мира и в России, все становится понятно.

Мы видим, что цели российского Центробанка никак не увязаны с достижением конкретного развития. Основная задача нашего мегарегулятора – подавление инфляции. Бессмысленное и беспощадное.

В то же время Банк Англии удовлетворит низкая инфляция только при условии, что это не нарушает экономического роста. Чувствуете разницу?

ФРС США по «Закону о Федеральном резерве» должна обеспечивать рост национального производства, занятость и дешевые долгосрочные кредиты.

«А чему тут удивляться? Это нормальное состояние платежной системы. Она должна существовать не сама по себе, а ради реального сектора экономики, ради уровня жизни, ради занятости, ради того, чтобы государство развивалось, — уверен господин Бабкин. — Меня удивляет то, что мы терпим 25 лет уже эту политику, которая направлена не на развитие, а против. И это прямо прописано».

Может быть, действительно, наша экономика сегодня вблизи максимумов, и мы не можем прыгнуть выше головы? Промышленники и предприниматели считают иначе. Они уверяют, что потенциал для развития огромен. Ограничителями его являются как раз ЦБ и кабмин.

«В прошлом году было видно, что мы находимся на пределе своих возможностей, — рассказывает генеральный директор компании «Тонар» Денис Кривцов. — Наверное, в Центральном банке просмотрели, что вся промышленность работает на пределе. В этом году мы увеличили выпуск в два раза — мы опять на пределе. В следующем году мы на 50% вырастем, и мы опять будем на пределе. Таким образом, по статистике видно, что все предприятия всегда работают на пределе своей загрузки. Тем не менее, мы из года в год можем расти, если будут соответствующие стимулы, дешевое финансирование, которое позволит нам в дальнейшем развиваться».

Директор компании «Авангард» Елена Чулкова также отмечает недоступность кредитования как одну из главных проблем для предпринимателей: «Мы не можем брать кредиты под ту ставку, которая предлагается, потому что ни одно производство не работает с такой прибылью, чтобы это покрывать в короткие сроки».

«Мы могли бы больше брать заказов, которые есть сегодня на рынке, но в силу того, что есть проблемы их профинансировать, мы отказываемся, — добавляет генеральный директор компании «Уралкомпрессормаш» из Екатеринбурга Вадим Портнягин. — Этот рынок не пустует, его заполняют конкуренты с импортным оборудованием».

Банкирам неинтересна промышленность. Они не хотят рисковать, кредитуя малый и средний бизнес. Ведь банковское сообщество в России тоже неоднородно. Есть госбанки и есть все остальные. Первые довольны, для них государством и ЦБ делается все по первому требованию. Остальным — отзыв или угроза отзыва лицензии, проверки, дополнительное резервирование, повышение стоимости кредитов и т.д.

По мнению экспертов, сегодня в России банковского бизнеса как такового нет, кроме топ-5. И эта «великолепная пятерка» диктует условия всей стране.

Глава ВТБ Андрей Костин в очередной раз рассказывает о беспрецедентных прибылях, в то время как лишь в этом году у мелких банков было отозвано 58 лицензий.

«Вопреки всем негативным факторам — и санкционной политике, и не очень быстрого экономического роста, — тем не менее, банковский сектор развивается достаточно успешно. В этом году по всем прогнозам он достигнет рекордной суммы прибыли. ЦБ оценивает ее в 1,2-1,3 млн, наши аналитики дают цифры 1,7-1,8. Это большие цифры, и маржа банковская остается достаточно высокой», — указал господин Костин.

Ничего не меняется. Разговоры о структурных реформах остаются лишь красивыми словами. Мы по-прежнему добываем, качаем и отвозим «туда». Мы лихо переводим за бугор наши денежные средства, прикрываясь бюджетным правилом. Якобы за счет этого правила был стабилизирован курс рубля, уверяют на Неглинной.

Ложь! Никакой курс национальной валюты стабилизирован не был! ЦБ и Минфин остаются главными спекулянтами на валютном рынке, они что хотят, то с рублем и делают. Мы видели в сентябре 5,5 тысячи рублей за бочку нефти, такой высокой цены не было никогда, и в то же время самый слабый рубль. Где корреляция? Кто кого хочет обмануть?

Экономисты и промышленники точно знают, что и как необходимо сделать, чтобы выполнить майский указ президента.

«Надо экономическую политику повернуть на 180 градусов, — предлагает Константин Бабкин. — Не ВТО, а протекционизм, не консервативная или жесткая денежно-кредитная политика, а мягкая, низкие ключевые ставки, отсутствие террора банковской системы, и не постоянное повышение налогов, а стимулирующая налоговая система с низкими налогами. И сразу всё попрёт».