промышленная революция в россии

После короткого оживления российская экономика сползает в стагнацию, считают эксперты «Центра развития» ВШЭ. Виновато в этом укрепление рубля — только в марте его реальный эффективный курс вырос на 8,8%. Бизнес пока не слишком активно наращивает импорт оборудования и продолжает держать «инвестиционную паузу».

После непродолжительного подъема российская экономика вновь перешла к стагнации, констатируют эксперты «Центра развития» Высшей школы экономики в обзоре «Комментарии о государстве и бизнесе». По данным Росстата, в промышленности объемы выпуска в первом квартале этого года выросли всего на 0,1% относительно первого квартала прошлого года (в целом за 2016 год рост промпроизводства составил 1,3%).

«К числу аутсайдеров среди секторов промышленности можно отнести производителей металлургической промышленности, электрооборудования, компьютеров и оптики, табачных изделий и некоторых видов транспортного оборудования», — отмечают эксперты «Центра развития».

В частности, по итогам первого квартала этого года относительно такого же периода прошлого производство транспортных средств упало на 9%, электроники и оптики — на 7%, полиграфической продукции — на 8%.

Другие исследования также подтверждают, что начавшееся оживление российской экономики плавно переходит в стагнацию.

Индекс PMI, отражающий общую конъюнктуру рынка в сфере обрабатывающих производств, по итогам апреля снизился до 50,8 балла (с 52,4 балла в марте), отмечают в компании Markit.

«Деловые ожидания относительно роста объемов производства в ближайшие 12 месяцев существенно понизились до минимальных с января 2016 года. Индекс деловых ожиданий указал на максимальное снижение за 28 месяцев. Степень оптимизма в апреле была также ниже своего среднего исторического уровня», — говорится в сообщении Markit.

При этом основную вину за такие слабые данные в промышленности эксперты «Центра развития» возлагают на сильно укрепившийся рубль. Относительно первого квартала 2016 года курс рубля вырос примерно на 33%.

По данным Банка международных расчетов (BIS), Россия в марте 2017 года стала одним из лидеров в мировом рейтинге роста реального эффективного валютного курса. Сопоставимый с Россией рост курса национальной валюты отмечался в Южной Африке, обращают внимание эксперты «Центра развития».

Так, в марте реальный эффективный курс рубля вырос на 8,8%. При этом в Южной Африке за этот же период национальная валюта прибавила 9,2%.

«Россия и Южная Африка — страны – экспортеры сырья, поэтому логично, что у них примерно одинаковые темпы по укреплению курса национальных валют. Хотя в Южной Африке экспортируют не нефть, а другие продукты, все равно динамика наблюдается примерно похожая», — поясняет заместитель директора института «Центр развития» Валерий Миронов.

Китайский юань за этот же период укрепился на 6%, индийская рупия — на 12,7%. Валюта Венесуэлы подорожала за март и вовсе на 616,3%. Однако, учитывая кризис в этой южноамериканской стране, сравнивать динамику венесуэльского боливара с другими валютами некорректно.

При этом, как отмечают эксперты «Центра развития», российская промышленность не может воспользоваться положительными моментами укрепления рубля. Так, рост импорта оборудования почти не заметен.

Впрочем, в ближайшее время эксперты надеются на отскок рубля, что должно помочь российской промышленности.

Глава Центра стратегических разработок (ЦСР), экс-министр финансов Алексей Кудрин заявил, что при сохранении текущих нефтяных котировок ожидает снижения курса рубля.

«При нынешней цене на нефть рубль немного ослабнет, может быть, чуть больше 60 рублей за доллар. Я думаю, что при нынешней цене около 56 долларов за баррель курс рубля мог бы быть чуть слабее. Если этот уровень цены на нефть сохранится, то курс немного ослабнет», — сказал Кудрин.

По мнению руководителя дирекции по торговле акциями «БКС Глобал Маркетс» Олега Ачкасова, российской промышленности нужен не столько слабый рубль, сколько стабильный — например, в диапазоне 55–65.

«Курс в 30 рублей к доллару очевидно был завышен и снижал конкурентоспособность нашей промышленной продукции на международном рынке. При этом крепкий рубль позволял дешевле производить модернизацию производств за счет закупки зарубежного оборудования, не имеющего аналога в РФ. Теперь же после прохождения этапа курсового шока важно, с одной стороны, все же иметь доступ к новым зарубежным технологиям и, с другой стороны, быть конкурентоспособными при продаже своей продукции за границу. Поэтому так важен коридор плавания рубля», — резюмирует эксперт.

Однако сам по себе стабильный рубль не поможет российской промышленности выйти на устойчивую траекторию роста. Бизнес пока держит «инвестиционную паузу», хотя прибыль растет.

Так, по данным Росстата, инвестиции в основной капитал в 2016 году упали на 0,9%, а сальдированный финансовый результат (прибыль минус убытки) российских компаний (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций, государственных и муниципальных учреждений) вырос на 37,9% и составил плюс 11,6 трлн руб.

В январе-феврале 2017 года, по оперативным данным, сальдированный финансовый результат составил плюс 1,7 трлн руб., что на 53,4% выше аналогичного периода прошлого года.

Инвестиции, по экспертным оценкам, в первом квартале 2017 года продолжали стагнировать.

Как отмечали эксперты, позитивные финансовые результаты частично объяснялись увеличением экспорта и развитием импортозамещения на фоне слабого рубля. Однако компании не только не нарастили инвестиции, но и сократили персонал и лишь незначительно увеличили зарплаты. По данным Росстата, прирост заработной платы составил в прошлом году всего 3,4%, а в целом численность занятых в промышленности сократилась на 2,4%.

Согласно недавнему опросу Росстата среди руководителей предприятий, среди факторов, ограничивающих рост производства, преобладают неопределенность экономической ситуации, недостаточный спрос на продукцию предприятий на внутреннем рынке и высокий уровень налогообложения. А устранить эти факторы никакое ослабление рубля не может.

Как комментировал доцент МГИМО Алексей Михеев, жизненно важно в ближайшее время стимулировать деловую активность.

«Инвестиции компаний из cash-flow в последнее время несколько выросли. Это говорит о том, что предпринимательское сообщество продолжает верить в возможность изменений к лучшему. Поэтому критически важно, чтобы действия властей соответствовали этим ожиданиям», — отмечал эксперт.

Наталия Еремина, Газета.ру.