76454

Либералы в правительстве еще не поняли — главный «антикризисный» эффект дает именно программа поддержки ВПК.

Утверждение государственной программы вооружения 2016-2025 может быть отложено на три года. Задержка может быть связана с нестабильной экономической ситуацией, при которой сложно делать долгосрочный прогноз. Тем временем, Минфин начинает вносить поправки в бюджет текущего года, некоторые изменения затрагивают и бюджет Минобороны. Очевидно, что на фоне усиливающегося кризиса эта информация стала отражением споров либералов и промышленников в правительстве. По сути, главный антикризисный эффект для реального сектора пока дает именно программа ВПК, тогда как либеральный блок занят спасением банков — в них вольют 1 трлн руб., однако эти деньги едва ли дойдут до промышленности.

На днях в «Коммерсанте» и ряде других СМИ была опубликована информация о том, что новая государственная программа вооружения может быть утверждена к 2018, а не к 2016 году, как говорилось ранее. 20 января на заседании военно-промышленной комиссии с участием президента ГПВ 2025 была одной из основных тем обсуждения. Владимир Путин говорил о том, что не нужно участвовать в гонке вооружений с США, а стоит сосредоточиться на развитии высоких технологий.

«Наши планы должны быть реалистичными; как и прежде, в полной мере учитывать финансово-экономические возможности государства и, безусловно, в соответствии с теми обстоятельствами, в которых мы сегодня находимся, в которых находятся наша, мировая экономика. Безусловно, без серьезного анализа ситуации в этой сфере мы не можем строить и свои планы в области обороны и безопасности. Поэтому сегодня всесторонне обсудим прогноз макроэкономических показателей как основу для формирования проекта Государственной программы вооружения до 2025 года», – отметил тогда Путин.

По итогам совещания вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил журналистам, что затраты государства на программу вооружений пока не сокращаются, но, возможно, некоторые сроки выполнения заказов будут сдвинуты из-за необходимости импортозамещения.

Ранее сообщалось, что военные запрашивали на ГПВ-2025 более 50 трлн руб., однако в итоге «сторговались» на 30 трлн руб. При этом, на фоне падающей цены на нефть в конце прошлого года в СМИ появлялась цифра в 20 трлн руб. Сейчас действует ГПВ 2011-2020, принятая еще президентом Медведевым, на общую стоимость около 23 трлн руб. Первоначальный объем программы составлял 38 трлн руб., но был сокращен практически вдвое под давлением тогдашнего министра финансов Алексея Кудрина, всегда отличавшегося «природным пацифизмом» и постоянным желанием сэкономить на армии. Ни для кого не секрет — при этом не жалел он денег на поддержку банковского сектора и финансирование стратегических конкурентов — США — путем вложения денег в их гособлигации.

Стоит сказать, что официально данные о переносе сроков утверждения программы пока не подтверждаются. Член экспертного совета ВПК, зампред промышленного комитета Госдумы, курирующий «оборонку» Павел Дорохин сообщил Накануне.RU, что не владеет никакой информацией по этому поводу.

«Мы ждем заявления правительственных ньюсмейкеров относительно того, что будет с госпрограммой вооружения. Тогда мы, по крайней мере, будем знать, что информация соответствует действительности и не является некими интерпретациями или журналистскими размышлениями», – отметил в беседе с Накануне.RU другой член экспертного совета при ВПК, главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

Тем временем, Минфин уже сейчас начинает корректировать бюджетные расходы на текущий год. В соответствии с планами, расходы бюджета сокращаются на 1,3 трлн руб. 900 млрд руб. – экономия от 10% урезания по некоторым статьям расходов. По некоторым данным, экономия затронет даже майские указы президента. Обсуждается также отказ от роста контрактников в армии и «пропуск индексации» зарплат бюджетников и силовиков.

В этой ситуации пересмотру подвергаются многие федеральные целевые и государственные программы. Однако, военные расходы удается сохранить – суммарные сокращения на этот год бюджета Минобороны не превышают пока 30 млрд руб. — из-за экономии на контрактниках и секретных расходах. По словам правительственного чиновника, на которого ссылается РБК, Сергей Шойгу посоветовал министру финансов Антону Силуанову объявить выговоры тем заместителям министра финансов, которые предлагали резать и военный бюджет.

По мнению экспертов, если ситуация будет ухудшаться, а либеральный финансово-экономический блок неспособен радикально изменить подходы к решению ряда системных проблем (а эти подходы, во многом, проблемы только усугубляют), Минфин может скорректировать военные бюджеты. Проблема, однако, глубже, и без решения ряда вопросов перевооружение не пойдет такими темпами, какими бы хотелось.

«Опасность [корректировки] есть. Но главную опасность я вижу в другом. В современном мире, в отличие от Средневековья, я бы любую государственную программу перевооружения начинал бы с отмены реформы РАН, с возврата к нормальному финансированию самоуправляемой Российской академии наук, и с отказа от внедренных механизмов оценки научной деятельности, по которым для того, чтобы получить высокую оценку, надо быть коллаборационистом. Сегодня используются такие методики оценки, по которым беглый Сергей Гуриев раз в 15-20 более эффективен, чем советник президента Сергей Глазьев. Без ломки этих антинациональных механизмов оценки деятельности в науке, как в фундаментальной, так и в прикладной, никакой эффективной программы перевооружения в принципе быть не может», – прокомментировал ситуацию Накануне.RU экономист, бывший зампред Счетной палаты РФ Юрий Болдырев.

Разумеется, программа вооружения должна иметь четкое планирование и контроль — ее реализация должна доказать, что деньги на развитие реального сектора давать эффективнее, чем бесконтрольно вливать их в банки.

«Сложно планировать на долгий срок закупку образцов вооружения, которые, может быть, уже устарели или идет модернизация. Скажем, если мы говорим о танках, постоянно идет модернизация. Мы можем говорить, что нужно сократить количество Т-72Б3 и увеличить закупку «Арматы» или наоборот, не 2 тыс. танков «Армата» будут закупать, а закупят 60 единиц для двух батальонов, чтобы в войсках испытать машины, проверить. Это новый комплекс, нужно проверять все. И это же касается и другой новой техники», – рассказал Накануне.RU генерал-майор Сергей Канчуков.

Источник