gallery-1431549418-f-15c

В пятницу, 5 мая, высокопоставленный российский дипломат сообщил, что самолетам США и сил коалиции будет запрещено летать над большей частью территории Сирии в соответствии с соглашением, заключенным Ираном, Россией и Турцией, которое призвано обеспечить режим перемирия в Сирии.

Однако позже представитель Госдепартамента заявил, что это соглашение, которое США не подписывали, не «мешает преследовать террористов, где бы они ни находились на территории Сирии». Представитель Госдепартамента Эдгар Васкес (Edgar Vasquez) отметил, что интерпретация российскими чиновниками их же собственного соглашения «является бессмысленной».

Один высокопоставленный чиновник Госдепартамента присутствовал в Астане, Казахстан, на переговорах, в результате которых было подписано соглашение, которое вступило в силу в 12:01 утра в субботу, 6 мая. В соответствии с этим соглашением в Сирии создаются четыре «зоны деэскалации», внутри которых сирийское правительство и повстанческие силы обязаны прекратить сражения друг с другом.

Это соглашение существенно повысило вероятность того, что спустя несколько лет, в течение которых оппоненты правительства просили США и их союзников создать бесполетные зоны для защиты мирных граждан от авиаударов сирийской правительственной авиации, именно Россия — союзник сирийского режима — наконец создаст такую зону.

Однако существует множество факторов, которые могут сорвать это соглашение, как это прежде случалось. Это соглашение не было принято всеми оппозиционными группировками, а сирийское правительство сохранило за собой право продолжить борьбу против тех, кого оно называет террористическими организациями, на всей территории страны.

Заявления России также указывают на то, что она, возможно, пытается ограничить удары американских военных против сил сирийского правительства, подобные тому ракетному удару, который был нанесен в апреле в ответ на химическую атаку режима против мирных граждан. Они свидетельствуют о том, что военным самолетам США будет запрещено появляться в наиболее важных районах, где ведут борьбу правительственные войска и повстанцы, не связанные с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.).

Российский дипломат Александр Лаврентьев, специальный посол России по Сирии, отметил, что российским и турецким самолетам, как и самолетам коалиционных сил США, тоже будет запрещено летать в этих зонах.

Однако г-н Лаврентьев очертил для авиации коалиционных сил США более широкую бесполетную зону. Он заявил, что им можно будет летать только на востоке Сирии, над зонами, удерживаемыми боевиками «Исламского государства», исключив, таким образом, все западные районы Сирии.

Пресс-секретарь Пентагона капитан Джефф Дэвис (Jeff Davis) не ответил на вопрос о том, будут ли военные США считаться с границами бесполетных зон и пообещают ли они не совершать полеты в этих районах.

Тема бесполетных зон всегда вызывала массу споров в ходе сирийского конфликта, который продолжается уже седьмой год: оппозиционные группы регулярно просили создать бесполетные зоны, а правительство Сирии регулярно им в этом отказывало. Споры вокруг того, кто и когда может летать, вероятнее всего, продолжатся даже после вступления в силу нового соглашения.

Тем не менее, один из представителей сирийских оппозиционных группировок, присутствовавший на переговорах, полковник Ахмад Берри (Ahmad Berri), в отличие от других оппозиционных лидеров озвучил более оптимистичную точку зрения, сказав, что он ожидает полного прекращения боевых действий в обозначенных районах.

«На этот раз русские настроены более серьезно по сравнению с прошлым разом, мы это почувствовали, — сказал он в ходе телефонного интервью. — Режим будет выполнять условия соглашения, потому что русские выступают его гарантами. Если русские сказали прекратить бомбовые удары, режим перестанет их наносить».

Вечером в пятницу, 5 мая, еще до вступления в силу режима прекращения огня, жители удерживаемых повстанцами районов, регулярно подвергавшихся бомбовым ударам, отправились в парки, устроили там пикники и организовали антиправительственные демонстрации.

В своем заявлении, опубликованном вечером в среду, 3 мая, представители правительства президента Сирии Башара аль-Асада отметили, что правительство «поддерживает» инициативы по созданию зон деэскалации, в том числе требование прекратить артобстрелы в этих зонах.

Однако в этом же заявлении говорилось, что сирийские военные продолжат борьбу с запрещенными террористическими группировками, такими как «Исламское государство» и связанные с «Аль-Каидой» боевики, на всей территории Сирии.

Оппоненты правительства восприняли это заявление как сигнал того, что сирийская армия продолжит наносить бомбовые удары там, где сочтет нужным, под предлогом борьбы с террористами.

«Полеты авиации прекращаются над этими территориями», — заявил г-н Лаврентьев в беседе с репортерами в Астане в пятницу, 5 мая, спустя день после подписания соглашения между Россией, Ираном, который поддерживает сирийское правительство, и Турцией, которая поддерживает некоторые оппозиционные группировки.

На вопрос о полетах сил коалиции во главе с США, сформированной в 2014 году для борьбы против «Исламского государства», Лаврентьев дал четкий и однозначный ответ: «Работа авиации, особенно сил международной коалиции, не предусматривается абсолютно. С уведомления или без уведомления этот вопрос сейчас закрыт».

Он добавил, что единственное, где может работать авиация международной коалиции, — это по объектам «Исламского государства», которые располагаются в районе Ракки, ряде населенных пунктов в районе Евфрата, Дейр эз-Зора и далее на иракской территории.

В эту зону также входит провинция Идлиб, где американские самолеты с нарастающей интенсивностью проводили авиаудары по тем, кого чиновники называют агентами «Аль-Каиды». К этой зоне также относятся некоторые районы, где Турция, входящая в состав НАТО, боролась против курдских отрядов, которые пользуются поддержкой США.

В эту зону также вошли районы, где располагается большая часть военных объектов сирийских правительственных войск, таких как авиабаза «Шайрат», по которой американцы нанесли ракетный удар в ответ на апрельскую химическую атак, в результате которой погибло множество мирных граждан в удерживаемом повстанцами городе Хан-Шейхун в провинции Идлиб.

Зоны деэскалации охватывают почти все районы, удерживаемые повстанцами, не связанными с «Исламским государством»: первая зона включает в себя Идлиб и соседние с ним районы Латакии, Алеппо и Хамы, вторая зона простирается вдоль южной границы Сирии с Иорданией, третья охватывает восточные пригороды Дамаска, а четвертая — центральную провинцию Хомс.

В некотором смысле все эти дискуссии носят отвлеченный характер. США никогда не получали от правительства Сирии разрешение на проведение авиаударов против террористов на сирийской территории. Правительство Сирии называет удары американских военных нарушением суверенитета страны.

Россия и сирийское правительство довольно свободно интерпретировали исключения в предыдущих соглашениях о прекращении огня, продолжая наносить удары, в том числе такие удары, в результате которых страдали сотрудники гуманитарных служб и больниц и после которых Москва и Дамаск заявляли, что в тех районах присутствовали террористы.

Повстанческие группировки тоже оспаривали значение требований, согласно которым они должны были отмежеваться от запрещенных террористических группировок, заявляя, что у них нет возможности вытеснить хорошо вооруженных и получающих щедрое финансирование экстремистов. Но в то же время некоторые оппозиционные группировки вступали в тактические альянсы с экстремистами.

Тем не менее, чиновники ООН надеются на то, что новое соглашение станет более успешным, чем предыдущие соглашения, которые провалились под давлением этих противоречий. По словам американских чиновников, они поддерживают заявленные цели этого плана, но сомневаются в том, что Россия сможет обуздать сирийское правительство, одновременно выражая свое беспокойство в связи с ролью Ирана.

От предыдущих договоров это соглашение отличается тем, что некоторые страны, поддерживающие разные стороны сирийского конфликта, согласились по крайней мере на возможность привлечь внешние силы для наблюдения за исполнением условий режима прекращения огня.

В среду, 3 мая, Владимир Путин сказал, что самолеты не будут летать над обозначенными районами в том случае, если в этих зонах не будет замечена боевая активность.

Оппоненты сирийского правительства подчеркнули, что главным требованием их сторонников было прекращение бомбовых ударов на всей территории Сирии. Но в этом соглашении они увидели нечто иное, а именно предлог для того, чтобы гарантировать, что удары, подобные ракетному удару президента Дональда Трампа, больше не повторятся, или же попытки укрепить политические позиции г-на Асада. По их словам, это соглашение очень напоминает соглашение по изъятию химического оружия сирийского режима, которое США и Россия заключили в качестве альтернативы карательным ударам после химических атак 2013 года.

«Это соглашение напоминает соглашение, которое позволило России спасти Башара в 2013 году. Теперь они снова пытаются его спасти, заключая такие соглашения», — сказал Хишам Марва (Hisham Marwa), член коалиции оппозиционных сил.