Т-90

Одним из важнейших преимуществ бронетанковых частей вооруженных сил США является система навигации, известная как “blue force”. Ее особенность заключается в том, что каждому экипажу через сеть боевого управления доступны сведения о дислокации всех остальных «своих» машин.

Система дает множество преимуществ. Командиры способны быстро реагировать на изменение боевой обстановки, поскольку знают о местонахождении своих подразделений. Увеличивается скорость перегруппировки, поскольку экипажам требуется меньше времени на координирование своих действий. Информация о местонахождении противника также быстро передается всем экипажам через сеть.

Зная о всех преимуществах подобных систем, можно предположить, что и Россия оснастила ими свои новейшие танки. Однако на деле все гораздо сложнее. Теоретически каждая боевая машина российской армии может быть снабжена системой, аналогичной “blue force”, но бюджетные ограничения мешают внедрению этой технологии. Каков же «стандарт» для российских танков? Насколько он близок к американскому?

Стержнем любой сети боевого управления является радиосвязь. Без нее экипажи не имеют возможности получать и передавать команды и разного рода информацию. Большинство российских боевых танков укомплектованы стандартным комплексом радиосвязи Р-168. Он позволяет осуществлять связь в голосовом и цифровом режиме между всеми машинами боевого построения на расстоянии до 30 километров (в движении). Скорость передачи данных может достигать 16 килобит в секунду.

Другим ключевым элементом связи в российских войсках является широко используемый навигационный комплекс «Азимут». Он состоит из ГЛОНАСС-приемника, электронного компаса и других приборов. Посредством Р-168 информация с «Азимута» (местонахождение машины, направление и другие параметры) передается по боевой сети управления.

При помощи «Азимута» можно обеспечить считывание экипажем навигационных данных, но обычно это не делается. Как правило, расположение машины отслеживается командным постом — танком Т-90АК или другим типом командирской машины.

Передача данных при помощи «Азимута» и Р-168 обеспечивает российскую армию возможностями, аналогичными “blue force” — при условии, что на машинах установлены оба аппарата. Преимущества «Азимута» перед обычной радиосвязью позволяют командному посту или командирскому танку отслеживать локацию машин на электронной карте.

Российских военных, привыкших действовать по принципу ожидания команды сверху, такая система вполне устраивает. Однако ей не хватает той гибкости, которую дает американским военным система “blue force”, установленная практически в каждой боевой машине. Большинство машин, снабженных «Азимутом», не имеют средств получения информации о местоположении других танков, также имеющих «Азимут», поскольку линейные танки обычно не располагают мониторами, аналогичными применяемым в “blue force”.

В армии США, напротив, практически каждый «Абрамс» снабжен системой “blue force”, позволяющей его экипажу видеть расположение других машин на электронной карте. Это позволяет подразделениям легко координировать свои действия, в то время как экипажу российского танка приходится использовать радиопереговоры и определять местоположение по обычной карте. Правда, российский танк может обладать еще и собственной навигационной системой (например, ТНА-3), но, опять же, обычно ими снабжают только командирские машины.

В 2010-е годы были предприняты попытки изменить эту ситуацию. На командирские танки Т-90А2 начали устанавливать системы управления боем «Созвездие-2М», но они так и не были приняты на вооружение. Последующие российские разработки в этой сфере оказались гораздо скромнее. По некоторым данным, танк Т-90М снабжен монитором с картой, что позволяет танкам этой серии отслеживать местонахождение как друг друга, так и вообще любых боевых машин, снабженных «Азимутом».

Однако данная сеть, основанная на использовании цифровой радиосвязи, имеет относительно ограниченный радиус действия по сравнению с “blue force”, использующей спутниковые каналы связи. Сообщается, что танк «Армата» также оснащен системами, аналогичными имеющимися у Т-90М. Возможно, эта система будет эффективна при наличии в кабине мультимонитора. Однако, непохоже, что в случае с «Арматой» будет возможен спутниковый доступ.

Хотя многое было написано о вооружении, броне и подвижности новейших видов танков, системы управления и контроля имеют не меньшую, а, возможно, и большую значимость для войн будущего. Похоже, что превосходство в этой сфере пока что сохраняется за Соединенными Штатами. Большинство российских танков даже не снабжены комплексами «Азимут», не говоря уже о дисплеях и передовых спутниковых коммуникациях. Но, поскольку российские военные не привыкли проявлять инициативу и располагают хорошо развитыми средствами радиоэлектронной борьбы, возможно, им будет удобнее пользоваться старыми средствами навигации и командными системами.