всу

Только по официальным данным ООН на начало весны 2017 года в результате конфликта на юго-востоке Украины погибло более десяти тысяч человек. В реальности – на порядок больше, причем как со стороны ополченцев Донбасса, мирных жителей, так и военнослужащих ВСУ и националистических батальонов, которых уничтожали в «котлах» и Донецком аэропорту. Результат противостояния нулевой. Противоборствующие стороны остались на прежних позициях. Казалось бы, пора остановиться, воткнуть штыки в землю и договориться о мире. Но в Киеве по-прежнему жаждут лишь крови и войны.

В украинской столице еще догорали покрышки на майдане, а новоявленный президент Петр Порошенко 14 апреля 2014 подписал указ о начале антитеррористической операции на востоке Украины сразу после образования Луганской и Донецкой народных республик. Могла возникнуть и еще одна территория независимости – в Харькове, но ее задавили отряды националистов, которых вагонами везли из киевских баррикад в этот город. Харьков дрогнул и прекратил сопротивление, чтобы сберечь неминуемые жертвы среди мирных жителей. Луганск и Донецк воспользовались этой заминкой и сумели обозначить свой статус, который не ложился в канву новой киевской власти.

«Киев тогда охмелел от запаха крови на майдане, которая изначально украинскими политиками не планировалась, – считает военный эксперт Борис Джерелиевский. – Всё планировалось провести по европейски, «бархатно», без выстрелов. Но сценарий был спланирован по другому варианту, когда требовались человеческие жертвы, когда пули полетели как в сторону бойцов «Беркута», так и в спины пресловутой «небесной сотни», защитников майдана. По сути именно тогда была дана отмашка на силовое решение всех проблемных ситуаций боевикам майдана, в первую очередь представителям «Правого сектора» и другим националистическим формированиям дали фактическую индульгенцию на совершаемые преступления.

Майданные активисты не поехали устанавливать власть во Львов и другие западные регионы Украины. Они поспешили именно на юго-восток страны, где люди не хотели принимать новые правила жизни, которые им были неприемлемы по определению. И встретили там активное сопротивление, которое было предопределено давними противоречиями между Западом и Востоком Украины. Условно говоря, между националистической Галицией и пророссийским Донбассом. Новому президенту Порошенко нужно было определится, чью сторону занять. Как бизнесмен, заинтересованный в сохранении своих активах, он мог попытаться сохранить интересы в разных регионах страны, но на Донбассе у него были слабые позиции и Петр Алексеевич дал отмашку: «Бьем донецких!» Бизнес, ничего личного».

Непредсказуемость высказываний украинского президента уже стала притчей во языцех. Вчера он говорил о прекращении войны на Донбассе, сегодня заявляет о том, что не следует прекращать зону АТО, под мотивом того, что в этом случае Украина останется беззащитной. Сегодня Порошенко заявляет, что поручил разработать законопроект по реинтеграции, фактическому присоединению Донбасса, возврата восточных территорий к Украине.

«Все поступки Порошенко похожи на действия марионетки, – считает политолог Владислав Шурыгин. – Он абсолютно непоследователен и непредсказуем. При встречах с немецким канцлером Ангелой Меркель, он клялся в неизменном соблюдении минских договоренностей и прекращении огня в Донбассе. Эти обещания неизменно нарушались едва ли не в день произнесенных им слов. Порошенко хотел европейского признания и европейского безвиза, что в итоге и получил, пусть и в усеченном и обрезанном формате. При этом подобное право заезда в европейские страны есть теперь и у жителей Донбасса, которые с украинскими паспортами теперь могут проехать Старый континент насквозь хоть до Португалии.

Но вот другая позиция Порошенко, это желание получить военную помощь и поддержку со стороны НАТО и в большей степени США. Именно для этого ему необходимо поддерживать статус войны на территории своей страны. Основной мотив – агрессия со стороны России на Донбассе, которую всячески пытаются продемонстрировать на Украине. Фактов нет, но осадочек, как говорится, остался и Порошенко никогда добровольно не пойдет на отрицание боевых действий, особенно под статусом антитеррористической операции, на Донбассе. Он с некой маниакальностью верит, именно «русская угроза» даст ему определенные дивиденды и префекции от американских коллег.

При этом совершенно не ориентируется в реальности, когда блок НАТО становится скорее коммерческой организацией, где за членство в альянсе нужно платить очень приличные деньги. Сам по себе блок находится сейчас в стадии полураспада, европейские партнеры готовы из него просто вывалиться из-за финансового бремени, мировые ориентиры безопасности сильно изменились. Но Украина во главе со своим нынешним лидером свято верит, что именно статус партнерства с НАТО поможет им обрести некую независимость. Будем объективны – Донбасс уже никогда не вернется в лоно Незалежной, которая разбомбила и разгромила эту землю».

«АТО сохранится в прежнем виде», – говорит украинский президент Петр Порошенко. При этом не исключает, что наделит своих военных какими-то особенными полномочиями на Донбассе. Впрочем, ту придумать что-то «новенького» достаточно сложно, разве что увеличить интенсивность огня артиллерии, которая большей частью обстреливает мирные кварталы городов и поселков. Статистика потерь ужасающая – гибнут в результате таких обстрелов большей частью мирные жители, женщины, старики и дети.

«Военные успехи украинской операции на Донбассе практически никчемные, – считает Владислав Шурыгин. – Шаг вперед, два шага назад. За три года боев им не удалось захватить каких-либо стратегических позиций, зато проиграли донецкий аэропорт, огребли в боях за Саур-могилу, истрепались в многочисленных котлах, понесли существенные потери. В такой ситуации армия должна либо отступить, либо выкинуть белый флаг для переговоров, чтобы избежать позора окончательного поражения. Но, похоже, что ВСУ гонят в бой ради каких-то непонятных амбиций и неудовлетворенных интересов».

Можно только предполагать, кто является советником украинского президента Порошенко, который рьяно держит курс на войну на территории своей страны. Но этих советчиков вряд ли можно отнести к разряду порядочных людей, если благодаря их усилиям на Донбассе ежедневно гибнут мирные люди. И каждый «подарок от Порошенко» несет лишь смерть и разрушение.

«Украинская армия страдает дефицитом победителя и банально отрабатывает расход боеприпасов, – говорит Борис Джерелиевский. – Периодические имитации атак явно не в счет, при желании могли бы осуществить несколько успешных прорывов и изменить ситуацию на фронте в свою сторону. Такое ощущение, что украинские военные просто не хотят рисковать своей жизнью и банально отсиживаются в окопах. Впрочем, за кого им жертвовать своей жизнью? Идти в атаку с боевым кличем: «За Порошенко!»? Или за шоколадку?».

Виктор Сокирко, телеканал «Звезда».