krimskaya1_f_1k

На середину осени 1941 года, когда немецкие войска практически полностью овладели территорией Крыма и вытеснили войска Красной армии, захваченные земли не представлялись для армии вермахта курортной территорией. Практически каждый день немецкой армии приходилось противодействовать сопротивлению организованных отрядов партизан на всей территории полуострова и групп подпольщиков во всех крымских городах. Возможности понежиться на пляжах ЮБК (южный берег Крыма) у солдат и офицеров немецкой армии не было – каждый шаг захватчиков находился под контролем партизан, в том числе в пляжной зоне.

Уже к концу ноября 1941 года в Крыму было создано 28 партизанских отрядов, численностью более пяти тысяч человек, которых координировал штаб партизанского движения, имевший прямую связь с Москвой. Вся территория полуострова была условно разделена на шесть партизанских районов, наиболее крупным из которых считался расположенный в Зуйских и Карасубазарских лесах. Еще один из наиболее известных – находился в Аджимушкайских каменоломнях, куда спустилось около 15 тысяч не успевших эвакуироваться красноармейцев и местных жителей. Остальные базировались в окрестностях Судака, Алушты, Бахчисарая, Ялты, Севастополя и Керчи. Общая численность крымских партизан, в том числе неорганизованных групп, составляла более 150 тысяч человек.

«Партизан в Крыму во времена Великой Отечественной войны можно условно разделить на две части – говорит историк, военный эксперт Андрей Барковский. – Первые, это те, кого советские органы создали перед немецким наступлением на полуостров и к которым в последствии примкнули советские военнослужащие из тех подразделений, которые не успели эвакуироваться с этой территории. Это были наиболее боеспособные партизанские отряды, которые имели связь с Большой землей и получали подкрепление, в том числе вооружение и боеприпасы через воздушный мост. Вторые состояли из самостоятельно созданных отрядов местных жителей, которые особой силы не представляли и большей частью просто прятались в горах».

Практически все время оккупации немецко-фашистскими войсками Крыма с партизанскими отрядами поддерживалась связь и оказывалась поддержка благодаря мужеству советских летчиков. Ночью, под обстрелами, они умудрялись сажать самолеты на необорудованных площадках (всего таких в Крыму было три) и доставлять столь необходимые для партизан боеприпасы и медикаменты. По данным штаба крымского партизанского движения, в период с ноября 1941 по апрель 1944 года на полуостров было совершено 711 самолето-вылетов, доставлено 725 тонн грузов, заброшено более 500 военных специалистов, разведчиков, радистов, медиков. На Большую землю вывезено по воздуху более двух тысяч раненых партизан и местных жителей, скрывающихся от репрессий гитлеровцев и полицаев. Большая часть вылетов совершалась из Сочи, маршрут из которого был хоть не самый близкий, но наиболее безопасным. Помимо проблемы с запасом топлива, особенно для легкомоторных По-2 («кукурузник»), главная сложность для пилотов заключалась в посадке на узкую полоску каменистой земли. Любая поломка при приземлении могла обернуться трагедией.

«Партизанское движение в Крыму напрямую координировалось из Москвы, в составе отрядов действовали профессиональные сотрудники органов разведки и контрразведки, – рассказывает военный эксперт Владислав Шурыгин. – На полуостров регулярно летали военные самолеты, которые доставляли боеприпасы и вооружение, а обратными рейсами эвакуировали раненых. Крым представлялся идеальным местом для совершения диверсионных акций, ведь немцы там сосредоточили склады для обеспечения своих войск на кавказском направлении. В отличии от той же Белоруссии или Украины, где партизаны создавали целые республики, где контролировали целые районы, держали под контролем коммуникации, в Крыму деятельность партизан была несколько скромнее. Но они добились главного – сковали передвижение захватчиков по территории полуострова, не дали им спокойной жизни и отвлекли на себя значительную часть войск противника».

Героизм партизан Крыма в горах и каменоломнях сопоставим и с деятельностью подпольщиков полуострова, среди которых были люди самых разных, совсем не военных профессий. Одной из таких групп была подпольная группа «Сокол», большую часть которой составляли артисты и сотрудники Симферопольского драматического театра. Участников «Сокола» постигла трагическая участь — из-за предательства гитлеровских пособников буквально за несколько месяцев до освобождения полуострова войсками Советской армии 10 апреля 1944 года, фашисты расстреляли сорок патриотов из этой группы.

Подпольщики-актеры, руководителями которых были главный художник Симферопольского драматического театра им. Горького Николай Барышев и актриса Александра Перегонец, не пускали под откос железнодорожные составы и не взрывали казино с гуляющими фашистами. Группе «Сокол» предназначалась очень серьезная миссия – уничтожить Гитлера. Предполагаемый визит фюрера в 1943 году в Крым так и не состоялся, как и не состоялось его посещение драмтеатра в Симферополе, где подпольщики заминировали ложу, в которой мог находиться Гитлер. Для подстраховки актеры тайно заминировали и подвал театра, взрыв в котором неминуемо уничтожил бы фашистского лидера. О том, что они сами могли погибнуть, актеры не задумывались – цель операции была важнее.

Подпольщики вели разведывательную работу, поддерживали связь с крымскими партизанами. Они составили план Симферополя с нанесенными на него военными объектами противника. Театр стал центром сопротивления, в котором даже в самые тяжелые годы оккупации поддерживался дух сопротивления, здесь действовало даже своеобразное министерство образования, которое следило за успеваемостью школьников по основным предметам советского обучения, в том числе по истории и русскому языку.

«Сейчас на здании Симферопольского драматического театра в память о военных временах висит памятная доска, как напоминание о подвиге артистов и работников театра, – рассказывает Андрей Барковский. – Вроде и невелик их подвиг на первый взгляд, но его роль неоспорима. Вот такой эпизод, о котором рассказывала моя дальняя родственница – баба Оля, Ольга Карлова. Ее муж, работник сцены театра, уже в те дни, когда фашисты хозяйничали в Симферополе, устроил тайник, замаскировав его под кирпичную кладку. Там все время оккупации Крыма хранились костюмы из реквизита театра, около пяти тысяч. Это были не банальные платья или пиджаки, а исторические экземпляры, собранные ранее из дворцов русской аристократии, проживавшей в Крыму. Коллекция была просто бесценна и немцы буквально носом рыли в ее поиске, но так ничего и не нашли. А уже в самом конце оккупации, когда основная часть подпольной группы театра была расстреляна, оставшиеся в живых ее члены сумели спасти театр от поджога и взрыва, который подготовили немцы. Горевшее здание тогда уберегли костюмерша Елизавета Кучеренко и рабочий бутафорской мастерской Андрей Сергеевич Карлов. Это был их подвиг, маленький вклад в достижение победы. Театр имени Горького в Симферополе жив до сих пор. Как жив и процветает российский Крым, который никогда не сдавался. И в этом великая заслуга не только солдат, его защищавших и освобождавших, но и всех жителей полуострова».

Партизанская и подпольная история борьбы с оккупантами в Крыму была исследована в советские времена фундаментально, кажется, что и не осталось в ней «белых пятен», но даже спустя 73 года после освобождения полуострова удается открыть ее новые страницы. Во многом благодаря молодежно-патриотическим клубам и движением, в том числе и «Юнармии», которые помогают сохранить память о героях-крымчанах, поддерживать сами памятники в достойном состоянии. У каждого из них – своя история.

Как, например, у пушки образца 1902 года, которая спасла жизни тысячам партизан во время отражения наступления немецких карателей. Тогда, в июле 1942 года, крымские партизаны затащили ее на руках в горы и огнем только этого одного орудия остановили и ввели в замешательство превосходящие силы противника. Сегодня эта легендарная пушка тоже стала памятником истории освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков – одним из многих, которые бережно сохраняются руками и памятью юных поколений.

Виктор Сокирко, телеканал «Звезда».