всу

Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?

«Наблюдаем круглосуточно. Следим, чтобы не подошли, расстояние очень близкое. Смотрим, чтобы по льду моря они не прорвались. Корабли иногда наблюдаем, часто летают беспилотники. Бывает, что запускают по одному, иногда — сразу штук пять запускают в разные стороны», — рассказывает журналистам военнослужащий по имени Максим.

Морской пехотинец Алексей замечает при этом, что на подступах к Мариуполю, в районе села Широкино, бои ведутся в основном с использованием стрелкового оружия.

«Начинает темнеть потихоньку, смеркаться, более-менее видно, ну то есть здания, посадки — они начинают работать. Самое главное — бдительность, нужно быть очень внимательным, потому что можно что-нибудь не заметить, и это будет последним, что ты не заметишь», — добавляет еще один служака по имени Владимир.

Украинские силовики также рассказали, что из-за опасения прорыва ополченцев они максимально укрепляют «опасную» местность бетонными противодесантными сооружениями, а также ведут круглосуточное наблюдение за береговой линией.

Напомним, в октябре прошлого года при попытке прорыва позиций ополчения в Донбассе в районе сел Коминтерново и Ленинское в Новоазовском районе ДНР ВСУ потеряли 15 человек убитыми и 25 ранеными. Комментируя произошедшее, председатель Народного совета ДНР Денис Пушилин предупредил, что ополченцы ответят «адекватным контранступлением», если украинские силовики предпримут попытку атаки в районе Мариуполя.

Последняя попытка ВСУ атаковать позиции ополченцев под Коминтерново состоялась 13 февраля. В результате этого погибли пять украинских силовиков. Об этом рассказал заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин, заметив, что украинское командование усилило группировку на линии соприкосновения военнослужащими Нацгвардии, а также наемниками из исламских стран.

«По данным нашей разведки, 36 бригада морской пехоты усилена двумя отрядами Национальной гвардии Украины», — отметил Басурин, — а наемники из исламских стран появились в составе 14 механизированной бригады». — говорит Басаргин.

По мнению редактора газеты «Родное Приазовье» Сергея Шведко — это очередной не очень умный «фейк» украинских журналистов.

— Чтобы вы понимали: толщина льда на Азовском море не бывает такой, чтобы можно было проехать бронетехнике. Точнее — туда-сюда кататься. Второе заключается в том, что западнее Безыменного берег — обрывистый, аж до предместий Мариуполя. Атаковать сам Мариуполь мимо укрепленных позиций ВСУ на западной окраине Широкино — настоящее самоубийство. Все равно, что бросаться с берега на обрыв грудью.

У «укропов» происходит периодическое обострение, когда они начинают бояться удара с моря. В последний раз, насколько я помню, это было пару лет назад, когда какой-то сумасшедший на весь «Фейсбук» кричал о том, что на рейде Мариуполя уже стоит российская эскадра. Прибрежное направление для возможного наступления абсолютно бесперспективно. То ли дело Коминтерновский плацдарм. Поэтому вокруг этого села идет такая схватка.

— Такое наступление по льду масштабным не сделаешь, — поделился с «СП» своими соображениями военнослужащий 9 отдельного штурмового мотострелкового полка морской пехоты (Новоазовск).

— Это возможно только лишь для захода той же ДРГ (диверсионно-разведывательной группы) или для обходного манёвра небольшой группы как части более масштабной операции. Но я бы не хотел находиться в составе такой ДРГ. На льду отлично видимая в ночник и тепловизор — прекрасная мишень, прямо как в тире. Для более масштабного наступления должно быть в первую очередь политическое решение. Я уже не говорю о толщине льда. Это отдельный разговор. Я, например, не знаю, была ли за всю нынешнюю зиму толщина льда достаточной?

— Зачем солдаты ВСУ говорят об этом? Они сами в это верят?

— Думаю, тут играет роль «журналистский менталитет». Репортёру надо о чём-то говорить. чтобы читателям было интересно. А бойцу чего бы и не поговорить? Как бы полувсерьез, полубайки. Из серии «пишу на сапоге убитого товарища».

— Все эти разговоры представляется мне классическим медийным откормом слона из мухи, — прокомментировал опасения украинских силовиков участник освобождения Дебальцево, старший лейтенант НМ ЛНР, боец ОМБ «Август» Андрей Морозов.

— Естественно, как только у побережья возникает достаточно прочный лёд, подразделения, занимающие побережье, обязаны начать наблюдение и за ним тоже, так как любой не наблюдаемый участок фронта может стать коридором для прохода в тыл ДРГ противника.

Что же касается масштабного наступления по льду в тыл ВСУ, то оно, как и вообще масштабное наступление с прорывом линии обороны, охватами и «котлами», в исполнении корпусов Народной Милиции ДНР и ЛНР невозможно. То есть начать-то его можно, а вот успешно добиться поставленных целей — вряд ли.

— Почему?

— Даже если лёд на необходимом расстоянии от берега будет достаточно прочным, чтобы выдержать танки, без которых наступление не имеет смысла (а противник, кстати, может в этом случае и вынести позиции своих наблюдателей и расчётов ПТУР на лёд), возникнет проблема самих танков. Из более чем 550 штатных танков республик примерно половину можно считать полностью исправными (ходовая, комплекс вооружения, радиосвязь). Из этой половины ещё примерно половина танков имеет достаточно тренированные экипажи. То есть, на обе республики мы имеем от силы по паре полнокровных хорошо обученных танковых батальонов, если свести вместе боеспособные «огрызки». Сводя их вместе для подобного прорыва, мы производим такое количество шума и настолько явно демаскируем перемещения техники, что сюрпризом такой маневр для противника, обладающего средствами воздушной и космической (США помогут) разведки, не станет.

А раз не сюрприз — потребуется больше сил. И танков, и артиллерии, и мотопехоты. А реальность проекции всех этих сил на глубину во вражескую оборону определяется наличным парком автотранспорта. Снаряды, горючее, да даже просто пайки пехоте, всё это должно быть доставлено, причём быстро и, если мы что-то обходим, по льду или не по льду — не так важно, «плечо» доставки удлиняется, растёт требуемый парк автотранспорта, который, опять же, придётся собирать по разным частям. Более того, вся эта масса людей и техники должна быть не огромным хаотичным табором, а стройно работающим механизмом, нервные окончания которого, связь, должны быть защищены от помех со стороны противника. Обеспечить всем необходимым подобного масштаба операцию, ни по льду, ни по степному танкодрому между Донецком и Мариуполем, тем более сделать это внезапно, военные ДНР и ЛНР не могут. Проблемы, с которыми сталкиваются молодые республики — это отдельная тема, вывод тут такой: корпуса, возможно, смогут отразить наступление ВСУ, но вряд ли смогут успешно атаковать сами не в боях местного значения за улучшение позиций, а действуя «на прорыв и окружение». Украинская армия лета 2014-го, украинская армия времен взятия Дебальцево и нынешняя украинская армия — три разные армии, недооценивать то, насколько противник за это время продвинулся в подготовке своих людей и техники, нельзя.

Это положение, естественно, не исключает, что по морскому льду в тыл ВСУ попробуют зайти ДРГ или небольшие подразделения, наносящие вспомогательные/отвлекающие/сковывающие удары, но действия масштабом крупнее одиночных ДРГ будут реализовываться НМ ДНР, скорее всего, в период отражения наступления ВСУ, а не проведения собственного. И я бы полагал наиболее вероятным временем такого наступления ВСУ май этого года. Что, естественно, не исключает до того момента активные локальные боевые действия в целях улучшения позиций, в особенности по окраинам Донецка.

Дмитрий Родионов, Свободная Пресса.