35c040f9a27f83db8ca397c7dee93734__1440x

Тысячи выходцев из Китая сражаются в Сирии на стороне джихадистов, заявил сирийский посол в Пекине. Он также обратил внимание на то, что КНР участвует в решении сирийского кризиса лишь косвенно, «в качестве смягчающего фактора». Цифра преувеличена, отмечают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты, однако жесткие меры, принимаемые Пекином для борьбы с терроризмом, действительно заставляют китайских боевиков двигаться в сторону Сирии и Ирака.

Около 5 тысяч боевиков из Китая сражаются в Сирии на стороне «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры» (обе организации запрещены в России), рассказал во вторник в интервью РИА «Новости» посол Сирии в КНР Имад Мустафа.

По его словам, террористы — это выходцы из китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая, которые проникли в Сирию через Турцию. Часть из них примкнула к «Исламскому государству», некоторые — к «Джебхат ан-Нусре».

По информации агентства, в 2015 году выходцы из Китая были на первом месте по количеству задержанных иностранных боевиков на турецко-сирийской границе (324 из 913 человек).

При этом в июле 2015 года МИД Турции назвал «смехотворными» обвинения Пекина в том, что турецкие дипломаты в странах Юго-Восточной Азии способствуют отправке уйгуров в Сирию для участия в военном конфликте. Турецкие власти также неоднократно заявляли, что делают все возможное для предотвращения транзита террористов.

Многие боевики переехали в Сирию целыми семьями, настаивает тем не менее сирийский посол.

«Как результат, у нас теперь есть китайские дети в Сирии, которые публикуют свои видео в YouTube с мечами и автоматами Калашникова в руках и говорят о джихаде в Сирии, но они — китайцы», — рассказал дипломат.

На территории Синьцзян-Уйгурского автономного района, где компактно проживают уйгуры, действует террористическая группировка «Исламское движение Восточного Туркестана». Ее также называют «Аль-Каидой в Китае». Боевики этой организации исповедуют ислам суннитского толка, а главной целью считают выход СУАР из состава КНР и образование собственного халифата на территории Южного Казахстана и Северо-Западного Китая.

Основная активность уйгурских исламистов пришлась на 1990-е годы. Правительство Китая жестко пресекало сепаратизм в регионе, но одновременно постоянно инвестировало в него немалые средства, чтобы у местных жителей отпало желание поддерживать подполье, рассказал руководитель Высшей школы востоковедения НИУ ВШЭ профессор Алексей Маслов. Сейчас для проживающих на территории СУАР упрощены правила поступления в вузы и снижены налоги на бизнес.

«Если сравнивать ситуацию с российской, получается, что китайское правительство создало на северо-западе Китая свою Чечню», — отметил Маслов.

По его словам, в целом напряженность в регионе снижается с начала 2000-х годов. Китайские власти утверждают, что в СУАР, где проживают более 11 млн уйгуров, остается всего несколько десятков боевиков.

Тем не менее последний громкий теракт здесь произошел в марте 2014 года. На железнодорожном вокзале в городе Куньмин группа из десяти мужчин, вооруженных ножами, в масках и в одинаковой черной одежде, ворвалась на железнодорожную станцию и напала на пассажиров, находящихся на площади и в зале перед билетными кассами. В результате 29 человек погибли, 143 получили ранения.

По западным оценкам, речь идет о сотнях, но никак не о тысячах террористов, добавляет Маслов.

Заявление о 5 тысячах боевиков из Китая в Сирии — сильное преувеличение.

По мнению Маслова, это утверждение — попытка показать, что война в Сирии имеет международную окраску, так как террористические элементы попадают туда из самых дальних регионов. По данным министерства безопасности Китая на 2015 год, в рядах террористов в Сирии и Ираке находится около 100 уйгуров.

Глава правозащитной организации «Всемирная уйгурская конференция» Рабия Кадир (уйгурка, живущая в эмиграции) также заявляла, что лишь небольшое число уйгуров действительно воюют на стороне исламистов в Сирии. При этом она рассказывала газете «Аль-Айн», что ее соотечественники все же есть и среди погибших в результате авиаударов российских ВВС боевиков.

Уйгуры уезжают в Сирию в том числе из-за того, что власти Китая очень жестко пресекают любую террористическую деятельность, рассказал военный эксперт, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

По его словам, многие радикалы из Китая перебираются в Северный Пакистан, чтобы получить там религиозное образование. Обратно в страну большинство из них возвращаться опасаются.

Сведения о притоке уйгуров из Китая в Сирию появились не сразу, а лишь в 2013–2014 годах, рассказала советник директора Российского института стратегических исследований, арабист Елена Супонина.

«В том же Алеппо среди боевиков не раз были замечены лица, прибывшие из Китая», — рассказала Супонина.

КНР из-за своей географической и геополитической отдаленности не играет активной роли в сирийском процессе, заявил также посол Сирии в КНР Имад Мустафа в интервью РИА «Новости». Пекин в очень большой степени координирует свою политику по Сирии с Москвой и оказывает скорее фоновую поддержку.

От Китая исходит серьезная гуманитарная помощь, добавляет в свою очередь Кашин: «Идут поставки нелетального военного имущества: такого как военные автомобили и обмундирование».

По его словам, на раннем этапе ведения войны китайцы выдавали сирийцам кредиты для закупки жизненно важных товаров типа топлива, продовольствия и медикаментов. Многие китайские компании заинтересованы в послевоенном восстановлении Сирии. В частности, речь идет о газовых и нефтяных проектах.

«Практически ежедневно к нам в посольство приходят представители китайских компаний, которые рассматривают возможность приехать в Сирию и начать бизнес. Мы приветствуем это. Вообще, мы уверены в том, что Китай может сыграть крайне важную роль в послевоенном восстановлении Сирии», — констатировал сирийский посол в Пекине.

Инна Сидоркова, Газета.Ru.