2qkh0007

Тема важности военного космоса в последнее время настолько часто упоминается в обсуждениях различных конфликтов, что появление специальных «космических» войск оставалось не столько вопросом вероятности, сколько вопросом времени.

Развертывание отдельного рода войск, в задачи которого будет входить контроль и противодействие вероятному противнику в космическом пространстве, – это не только шаг к обеспечению технологического превосходства, но и огромный риск.

Договор о космосе

Многие недоумевают, почему на бумаге и формально договор о космосе и его мирном использовании есть, а число венных спутников на орбите неуклонно растет. Тому есть две основные причины. Во-первых, договор, подписанный 27 января 1967 года, включает в себя пункты о запрете вывода и размещения космических спутников с ядерным оружием любой мощности, а также запрет на размещение любых других видов оружия массового поражения. Разведывательные и наблюдательные спутники под действие этого договора не попали, и развитием, модернизацией и повышением качества получаемых данных ведущие мировые державы занимаются до сих пор.

Российские военные стали первыми полностью «космическими» войсками, в сферу непосредственных интересов которых космос вошел как объект для наблюдения, исследования и контроля. Долгие годы в Соединенных Штатах планировали создать собственные ВКС, однако в силу определенных причин сделать этого до настоящего момента не получалось. Интеграцию в общие задачи и взаимодействие разведывательных служб и ведомств американские военные после 11 сентября пытались наладить неоднократно.

Ситуация стала заметно меняться, когда 22 апреля 2010 года совершил свой первый полет орбитальный корабль Х-37В, основным эксплуатантом которого стали американские ВВС. Идея вывести специалистов и технику космического назначения в отдельный род войск начала обретать очертания, и недавно американские военные сообщили, что такие войска будут созданы к 2019 году. Сохраняя формальное подчинение ВВС, специалисты «космического корпуса» будут выполнять задачи по наблюдению и (вероятно) противодействию любому противнику в космическом пространстве. Однако схожесть российских ВКС и американского «космического корпуса», которую военные эксперты подчеркивали неоднократно, в данном случае является самым главным доказательством отличия целей и задач России и США.

Количество, качество и агрессия

Главной задачей российских ВКС было и остается обеспечение национальной безопасности. В понятие национальной безопасности специалисты вкладывают, прежде всего, контроль за испытаниями и (гипотетическим) применением ядерного оружия. На вопросе соблюдения безопасности и обеспечения ядерного сдерживания свое внимание неоднократно заостряли первые лица государства. И президент России, и министр обороны не раз подчеркивали, что любое вооружение в России, в том числе и средства наблюдения, создаются не для нападения, а для обороны.

Общий состав орбитальных группировок в США и России примерно одинаков: спутники различного назначения, в том числе видовой и радиотехнической разведки, космические аппараты для организации каналов связи и управления и многое другое. Общая численность военных спутников Минобороны России неизвестна. Аналогично российским точных данных о количестве военных спутников не предоставляют и военные из США. Все спутники выполняют одну и ту же роль – наблюдение и контроль в целях обеспечения национальной безопасности. Такое положение дел сохранялось ровно до 2010 года, когда в Соединенных Штатах был испытан Х-37В, с помощью которого Пентагон может «пересмотреть» в одностороннем порядке взгляды на национальную безопасность.

Пробный «облет» космических владений состоялся уже несколько раз. И хотя, по мнению американских экспертов, целью экспериментальных пусков Х-37В было выявление экономической целесообразности такого проекта относительно других средств перехвата – зенитных управляемых ракет большой дальности, – международные исследовательские группы пришли к выводу, что главной целью Х-37В была отработка перехвата космических аппаратов и выполнение маневров по их уничтожению.

Космический рейнджер

Курс на строгое соблюдение правил относительно «поведения» в космосе и размещения любых объектов со стороны российских военных не подвергался сомнению практически никогда. Такой истерики, раздуваемой правительством США и американскими средствами массовой информации, как в случае с еще советской орбитальной станцией «Салют-7», давно не наблюдалось. Однако о важности военного космоса ни в США, ни в России все эти годы не забывали. Американские специалисты, напротив, долгие годы вынашивали идею по разработке и внедрению в состав вооруженных сил специального рода войск, своеобразного «космического рейнджера», действующего в интересах государства и в составе военной машины.

К 2019 году, согласно сообщениям профильных американских ресурсов, в США сформируют «космический корпус» (англ. Space Corp), формально подчиненный ВВС и действующий исключительно в космическом пространстве. Именно для этих целей и разрабатывался Х-37В, существующий (пока) в нескольких экземплярах. Политологи убеждены: в любой момент «полезная нагрузка» мини-шаттла может быть заменена даже на тактический ядерный заряд, а правительство США может объявить об одностороннем выходе из договора от 1967 года, чем неизбежно спровоцируют ответную реакцию.

«На нарушение основополагающих международных договоров, которые ограничивают милитаризацию космоса, Соединенные Штаты в ближайшие годы могут не решиться. Уж слишком непредсказуемыми в результате будут последствия. Однако почти наверняка после испытания и вывода на орбиту техники, которая сможет пусть и теоретически выводить из строя спутники, может начаться космическая гонка вооружений, так как Россия и Китай будут вынуждены на такие угрозы отвечать», – пояснил в интервью телеканалу «Звезда» военный эксперт Юрий Лямин.

Возможность подобного развития событий уже была предусмотрена в Военной доктрине РФ (утв. президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976). Так, например, среди военных опасностей и военных угроз в списке фигурируют и особо сложные направления: нарушение отдельными государствами международных договоренностей, несоблюдение ранее заключенных международных договоров в области запрещения, ограничения и сокращения вооружений, воспрепятствование работе систем контроля космического пространства. А среди характерных черт и особенностей современных военных конфликтов выделена такая, как воздействие на противника на всю глубину его территории одновременно в глобальном информационном пространстве, в воздушно-космическом пространстве, на суше и море.

Однако даже такой, очень смелый и, на первый взгляд, нереалистичный вариант развития событий не гарантирует американским военным единоличного использования космоса и соблюдения принципа «что хочу, то и беру». Ведущие технологические державы, такие как Россия и Китай, хоть и не сконцентрировались на создании космических «инспекторов», выводимых с Земли специальной ракетой, но вот в деле создания средств поражения объектов на орбите существенно преуспели. В значительной степени это относится к российским ЗРС С-500, поступление которых в войска ожидается в ближайшее время.

«Bоенно-политическое руководство России давно предвидело возможное развитие вот таких неблагоприятных событий. Поэтому вполне возможно, что США в ближайшее время могут выйти из договора 1967 года о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, в целях начала космической гонки вооружений. Можно сказать, что официальный Вашингтон пусть и в ограниченном виде снова может вернуться к программе Стратегическая оборонная инициатива (СОИ), которая была объявлена президентом США Рональдом Рейганом 23 марта 1983 года», – сказал в интервью телеканалу «Звезда» военный политолог доцент РЭУ имени Г. В. Плеханова Александр Перенджиев.

Тенденция к постепенному пересмотру неугодных для администрации США соглашений может привести к непредсказуемым последствиям. Если условия и сам факт соблюдения ключевых договоров, таких как РСМД и договор о мирном использовании космоса, будут нарушены, существует риск возникновения нового витка холодной войны, действие которой будет разворачиваться не только на земле, но и в космосе.

Дмитрий Юров, телеканал «Звезда».