68901131

Американские военные хотят заменить «поистрепавшиеся» российские вертолеты ВВС Афганистана техникой собственного производства. Как отмечается, данное решение направлено на сокращение многолетней зависимости афганских военно-воздушных сил от российского оборудования.

Минобороны США планирует модернизировать более 50 военных UH-60 «Блэк Хок», чтобы заменить ими устаревшие Ми-17, которые Вашингтон приобрел для проведения военных операций в Афганистане.

Об этом плане США рассказал Ричард Блюменталь (демократ от штата Коннектикут) и подтвердил источник в Пентагоне. Предполагается модернизация 53 военных вертолетов из резерва армии США в течение двух лет. Конфигурация воздушного судна будет изменена на UH-60A+, которая, как отмечают в Пентагоне, больше «подходит для сложных условий Афганистана, где машины должны подниматься на большие высоты и подвергаться воздействию высоких температур».

План, финансирование которого зависит от Конгресса, также предполагает закупку 30 дополнительных военных MD Helicopters MD-530S и шести Embraer А-29, а также Cessna AC-208 штурмовиков с неподвижным крылом. Минобороны намерено изыскать средства для покупки дополнительных UH-60s и AC-208s в течение нескольких ближайших лет, сообщил источник.

Принятое еще в 2005 году США решение о приобретении вертолетов «Ми» для афганских сил национальной обороны и безопасности все эти годы раздражало американских законодателей. Их неприязнь усилилась после 2014 года, когда Россия аннексировала, как считают на Западе, Крым, и еще сильнее после той поддержки, которую Москва оказала правительству Башара Асада в Сирии.

«Я никогда не смогу понять, почему правительство США направило деньги налогоплательщиков в Россию для закупки вертолетов в Афганистане, в то время как Россия поддерживала режим Асада в Сирии и вторглась в восточную Украину», — заявила другой сенатор, член Демократической партии Крис Мерфи, анонсируя план с Блюменталем. «Когда Пентагон покупает вертолеты, они должны быть сделаны в Америке», — добавила политик. В целом военные могут заказать 159 «Черных ястребов».

Когда в 2005 году принималось решение о покупке вертолетов для Афганистана, американские боевые машины были задействованы в боевых действиях в Ираке, в районе Африканского Рога, и в других местах. Впоследствии это дало возможность обучить афганских пилотов и обслуживающий персонал, которые детально изучили UH-60.

Но российские вертолеты Ми-17 оказались более дорогостоящими и сложными в обслуживании, особенно после того, как президент США Барак Обама в 2014 году запретил американским компаниям заключать контракты с российскими оборонными предприятиями. Эти трудности усугубляются интенсивным использованием Ми-17 в Афганистане. Боевые машины нуждаются в ремонте из-за аварий и нападений талибов.

Размер авиационного флота Афганистана недостаточен для удовлетворения потребностей страны, а большие нагрузки и неминуемый износ сокращает и без того малочисленный парк Ми-17, говорят в Пентагоне.

Одним из факторов, повлиявшим на решение приобрести «Черных ястребов», в дополнение к политическому давлению, стала растущая потребность Афганистана готовить пилотов для этих машин.

«Время доказало, что Афганистан способен обучать пилотов и сейчас обладает достаточным штатом военных летчиков для расширения парка ВВС», — заявили в Пентагоне.

Пересадив афганские ВВС на «Черных ястребов», можно существенно улучшить взаимодействие с американскими вооруженными силами и военными советниками в стране.

Минобороны запросило первоначальное финансирование в размере $814,5 млн. для Фонда сил безопасности Афганистана в рамках бюджета на финансовый 2017 год, утверждают источники.

Это позволило бы увеличить общее финансирование афганских сил безопасности до $4,2 млрд в 2017 год, что почти в трое больше средств, запрошенных на поддержку местных сил в Ираке и Сирии, на нужды которых ведомство просит выделить $1,2 млрд.

Из примерно 3000 «Черных ястребов», используемых в мире, на вооружении армии США состоит по крайней мере 2300 единиц, в соответствии с данными Sikorsky Aircraft Corporation — американского самолёто- и вертолётостроительного предприятия.

Афганские официальные лица в Кабуле заявили, что они еще не получали официального уведомления о решении, но будут рады поставкам «Блэк Хокс».

«Они были протестированы в Афганистане и могут оказать поддержку нашим силам на земле», — сказал Мохаммад Радманиш, пресс-секретарь Министерства обороны Афганистана.

Рособоронэкспорт отказался от комментариев, как и Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству, которая является государственным регулятором экспорта вооружений.

О выделении средств на приобретение американских вертолетов на замену Ми-17 говорилось в письме президента Барака Обамы, направленном им на имя спикера палаты представителей Пола Райана:

Уважаемые спикер, я прошу Конгресс рассмотреть прилагаемые поправки в бюджет на 2017 финансовый года (ФГ) в разделе национальной безопасности в Министерстве обороны, Госдепартаменте и Агентстве США по международному развитию (АМР США), чтобы увеличить бюджет иностранных операций на случай чрезвычайных ситуаций (ИОСЧС).

Эти поправки призваны обеспечить привлечение $5,8 млрд для поддержки сил Национальной обороны Афганистана и сил безопасности, а также ослабить и, в конечном счете, победить «Исламское государство» (ИГ, террористическая группировка, запрещенная в России и ряде других стран), в том числе посредством военных действий в рамках операции «Непоколебимая решимость».

Выделение суммы в $5,8 млрд поддержит усилия Госдепа и Минобороны по борьбе с ИГ и принятию контртеррористических мер, включая дипломатические усилия в рамках «анти-ИГ» стратегии, усилению безопасности посольств и оказания помощи для их восстановления, а также предоставления дополнительной гуманитарной помощи жителям регионов, освобожденных от террористов, и других непредвиденных нужд.

В целом эти поправки увеличат бюджет ОСЧС на 2017 ФГ на $11,6 млрд. — до $85,3 млрд. В соответствии с прошлогодним двухпартийным соглашением о бюджете, эти поправки обеспечили бы равное увеличение финансирования для военных и невоенных программ обеспечения безопасности.

Детали этих поправок сформулированы во вложенном письме от главы Бюро управления и бюджета (США).

В то время как эти поправки сосредотачиваются на финансировании наших усилий по обеспечению национальной безопасности заграницей, наши усилия на своей земле столь же важны в борьбе с терроризмом и защите американского народа. В связи с этим я прошу Конгресс полностью профинансировать не только потребности международной безопасности, обрисованные в общих чертах в этом запросе, но также и внутренние программы обеспечения безопасности, включенные в бюджет на 2017 финансовый год.

Определенно, Конгресс должен финансировать критические программы обеспечения кибербезопасности и гарантировать, что государство не будет нуждаться в средствах, чтобы противостоять растущим угрозам в сфере кибербезопасности.

Я также призываю Конгресс выделить ресурсы Департаменту управления транспортной безопасности Министерства внутренней безопасности для развития его программы по борьбе с насильственным экстремизмом.

Этому письму предшествовало обращение главы Административно-бюджетного управления США Шона Донована:

Господин Президент,

Представляю для Вашего рассмотрения поправки к бюджету на 2017 финансовый год для ведомства национальной безопасности в Министерстве обороны (DOD) и Госдепартаменте, а также американского Агентства США по международному развитию.

Эти поправки обеспечили бы необходимую поддержку силам афганской Национальной обороны и Силам безопасности, а также поддержали Вашу всеобъемлющую стратегию ослабления «Исламского государства» (ИГ), включая военные миссии, связанные с операцией «Непоколебимая решимость». Эти поправки предусматривают выделение дополнительных $5.8 млрд. для финансирования ИОСЧС (на 2017 год общий бюджет $64.6 млрд) для военных операций, связанных с Афганистаном и операцией «Непоколебимая решимость»; также на $5.8 миллиардов увеличится поддержка Госдепа и АМР США для финансирования ОКО (на 2017 FY общее количество ОКО $20.7 миллиардов), чтобы поддержать усилия по борьбе с «ИГ» и контртеррористические цели, включая дипломатические усилия в рамках анти-ИГ стратегии, усилению безопасности посольств и оказания помощи для их восстановления, а также предоставления дополнительной гуманитарной помощи жителям регионов, освобожденных от террористов, и других непредвиденных нужд.

Эти поправки включают выделение $2.5 млрд Минобороны на содержание контингента приблизительной численностью 8.400 военнослужащих в Афганистане в 2017 ФГ, согласно Вашему заявлению от 6 июля 2016 года. Так как военная миссия США в Афганистане закончилась в декабре 2014, силы афганской национальной обороны и безопасности (САНОБ) приняли на себя полную ответственность за безопасность Афганистана в национальном масштабе. САНОБ окрепли, но продолжают сталкиваться с серьезным противодействием. Поддержание американского контингента, приблизительной численностью в 8.400 военнослужащих в 2017 году, вместе с нашими 41 союзником и партнерами, общий контингент которых насчитывает еще 6.000 военнослужащих, позволило бы возглавляемой НАТО коалиции продолжить оказывать помощь в критически важных сферах, таких как разведка, логистика, авиация и командование. Эта критическая поддержка помогла бы САНОБ обеспечить безопасность в стране и препятствовала бы тому, чтобы Афганистан использовался в качестве зоны безопасности для террористов, нападающих на нашу страну. Сохранение этого военного присутствия также обеспечит необходимую поддержку контртеррористической платформе, которая определена в качестве одной из главных целей в Вашем плане после 2016 года.

Этот запрос также включает выделение $814,5 млн. для повышения боеспособности афганских ВВС и Крыла Специальных Операций. Финансирование позволило бы Минобороны начать переход от морально устаревающего и изношенного парка вертолетов Афганистана, который состоит из машин российского производства, к вертолетам, изготовленным в США.

Переход на американские платформы гарантирует ВВС Афганистана необходимые тактические возможности для ведения боевых действий в труднодоступной местности, а также бесперебойный доступ к запасным частям и услугам для поддержания боеспособности вертолетов. Этот запрос также включает финансирование дополнительной покупки самолетов с неподвижным крылом, что обеспечило бы афганское командование крупным воздушным транспортом.

Основанный на достигнутых в Ираке и Сирии успехах, наш подход по противостоянию ИГ продолжает развиваться в связи с появляющимися требованиями, и дополнительные потребности финансирования обусловлены запросами ИОСЧС, представленных Конгрессу в феврале. Коалиция продолжает оказывать поддержку местным союзникам, бросающим вызов территориальному контролю ИГ в Ираке и Сирии, и разрушая его усилия с помощью авианалетов, наряду с совершенствованием местных наземных войск в Ираке и Сирии. Чтобы сохранить и приумножить успехи, достигнутые в последние месяцы, Ваши военные и гражданские советники рекомендуют нарастить наши усилия, поскольку иракские силы начинают штурмовать силы ИГ в Мосуле. Эти поправки подготовлены по запросу Минобороны, чтобы поддержать целый ряд военных операций против ИГ в ближневосточном регионе, включая:

• Обеспечение сил передового базирования Центрального командования США в регионе, в том числе дополнительных сил, отправку которых Вы недавно одобрили, для подготовки солдат, оказания силам безопасности союзников, занятых борьбой против ИГ;

• Финансирование операций и покрытие затрат на проведение воздушных и наземных операций;

• Финансирование мероприятий, особенно в киберпространстве, которые позволят совершить качественный скачок в сборе и анализе разведданых, а также их распределение среди партнеров по коалиции, что важно для противостояния не только ИГ и его отделениям, но и его способности проводить внешние операции и расширения его влияния в киберпространстве;

• Поддержка курдских сил Пешмерга, сотрудничающих с иракским правительством, с целью дальнейшего укрепления конструктивного взаимодействия иракских курдов в операциях против ИГ и ответить на экономическое давления, с которыми сталкивается Курдистанское Региональное правительство Ирака.

Запрос Госдепа и АМР США на $5,8 млрд. необходим для поддержания дипломатических обязательств, включая дипломатические усилия в рамках анти-ИГ стратегии, усилению безопасности посольств и оказания помощи для их восстановления, а также предоставления дополнительной гуманитарной помощи жителям регионов, освобожденных от террористов, и других непредвиденных нужд. Эти средства поддержали бы:

• утилизацию не взорвавшихся боеприпасов в регионах, которые были освобождены от власти ISIL в Ираке, Сирии и Ливии;

• удовлетворение насущных потребностей освобожденных областей в Ираке, включая финансирование для непосредственной стабилизации в Ираке;

• обучение полицейских, стабилизация и развитие рабочего ядра в северной Нигерии и более широкой области у Озера Чад, пострадавшей от «Боко Харам»;

• увеличение дипломатического присутствия в Сомали, наряду с расширенной стабилизацией и поддержкой управления, чтобы улучшить сопротивление сообщества влиянию экстремистских групп;

• поддержка мирных процессов и контртеррористических потребностей в Африке, Азии и других кризисных областях;

• увеличение дипломатических усилий в Сирии, Ливии и Йемене по мере того, как это позволит ситуация на местах;

• поддержка дополнительных областей, которые будут освобождены от ИГ в будущем, и другие непредвиденные потребности, являющиеся результатом исторического глобального кризиса беженцев, включая поддержку таких многосторонних инструментов финансирования как целевой Фонд восстановления Сирии, Организация Объединенных Наций (ООН), стабилизационный Фонд ООН по Ливии;

• Расширенная техническая помощь для правительства переходного периода в Ливии и поддержки политических процессов в Йемене;

• наполнение Фонда поддержания и восстановления, который обеспечил бы гибкое финансирование дополнительных потребностей после победы над ИГ;

• гуманитарная помощь для областей, освобожденных от ИГ и других непредвиденных потребностей;

• единоразовое увеличение безопасности посольств, чтобы ускорить завершение запланированных проектов по повышению безопасности.

В целом эти поправки увеличили бы финансирование ИОСЧС на 2017 ФГ на $11.6 миллиардов, при его объеме в $85.3 миллиардов. В соответствии с прошлогодним двухпартийным соглашением о бюджете, эти поправки обеспечили бы равное увеличение финансирования для военных и невоенных программ обеспечения безопасности.

В то время как Конгресс поддержал многие киберпрограммы обеспечения безопасности, включенные в бюджет 2017 года, дополнительные потребности остаются значительными в таких областях таких как защита федеральных информационных систем, защита критической инфраструктуры и увеличении штата экспертов по кибербезопасности.

Кроме того, Министерство национальной безопасности требует выделения ресурсов Департаменту управления транспортной безопасности для развития его программы по борьбе с насильственным экстремизмом. Мы будем работать с Конгрессом, чтобы гарантировать, что эти потребности были включены в ассигнования 2017 года.