ядерная ракета

В 80-х годах прошлого столетия – в период разрядки – отечественные СМИ были полны информацией о тяжелых последствиях ядерной войны. В обществе доминировало понимание опасности самоуничтожения и решительное неприятие самой возможности применения ядерного оружия.

В становление политики разрядки внесли свой вклад не только политики, но и ученые. Исследования, независимо проведенные в ряде научных центров (в частности, в Вычислительном центре Академии наук СССР), показали, что использование накопленных ядерных арсеналов человечества может привести к гибели не только человечества, но даже и океанических экосистем Земли. Эволюция жизни на планете при этом будет отброшена назад на сотни миллионов лет. Сценарий апокалипсиса получил название «модель ядерной ночи» (или «ядерной зимы»). Напомним этот сценарий.

«Ядерная ночь» наступает зимой

Известно, что при падениях метеоритов и извержениях вулканов происходит выброс в верхние слои атмосферы огромных масс вещества, мельчайшие частицы которого остаются во взвешенном состоянии в атмосфере Земли в течение долгого времени (до 10 лет и более). Выбросы экранируют солнечное излучение, вызывая похолодания.

С падением метеоритов связывают великие вымирания в истории Земли. Извержением далекого вулкана в Перу было вызвано резкое похолодание 1601–1603 годов, следствием чего стали страшные неурожаи и голод; молодая династия Годуновых не пережила катаклизма, последовала Смута.

Целями ядерных ударов записаны крупные центры, где содержится много больше горючих материалов, чем в природных ландшафтах. Огненные смерчи наблюдались в ходе Второй мировой войны после массированных бомбардировок немецких городов и атомных бомбардировок Японии. Очевидцы описывают, что потоки воздуха подхватывали пытавшихся спастись людей и бросали их назад в огонь. Но страшнее другое.

Тонкие пластинки пепла и сажи сильнее экранируют солнечные лучи и медленнее осаждаются, чем обычная пыль. Циркуляция атмосферы разнесет сажу по всей планете, укутывая ее черным саваном. Частички сажи будут разогреваться в солнечных лучах, нагревать воздух и подниматься вверх. Как следствие, осаждение сажи и вымывание ее из атмосферы дождями будут чрезвычайно медленными.

На длительное время возникнет даже не эффект «ядерной зимы», а «ядерной ночи». Согласно результатам расчетов, следствием совместного воздействия радиоактивного заражения, холода и прекращения фотосинтеза станет гибель всей экосистемы планеты.

Недавние расчеты подтвердили опасность развития эффекта «ядерной зимы» при реализации арсеналов России и США (заметим, существенно уменьшившихся с 60 тыс. до примерно 13 тыс. зарядов за период с 1972 по 2012 год). Но весьма тяжелыми могут оказаться последствия ядерного конфликта между Индией и Пакистаном, хотя эти страны располагают лишь 0,03% мирового ядерного арсенала. Вызванное пожарами после ядерных ударов уменьшение температуры приведет к падению производства сельскохозяйственной продукции на 20% в течение первых 5 лет и на 10% в продолжение десятилетия.

Модель «ядерной ночи» встретила, естественно, и критику, вплоть до утверждений, что это миф, раздутый с целью победы США в холодной войне. Критики считают, что стороны пощадят крупные города, ограничившись ударами по военным базам и позициям ракет. Также утверждается, что сажа не будет подниматься столь высоко и быстро осядет.

Автору эти утверждения не кажутся обоснованными. Очевидно, однако, то, что для точных расчетов сценариев «ядерной зимы» нужны точные исходные данные, а последние могут быть получены только в натурном эксперименте – по результатам ядерной бомбардировки современного мегаполиса. Хочется надеяться, что такой эксперимент не состоится. Менее убедительные эксперименты подкрепляют отдельные аспекты сценария. Так, известно, что пылевые бури на Марсе приводят к похолоданиям.

Апокалипсис по ошибке

Но возможно ли столь самоубийственное развитие событий? Ведь, несомненно, никто не хочет полномасштабной ядерной войны и «ядерной зимы» с почти гарантированной гибелью даже для жителей самых отдаленных районов.

Но, во-первых, нельзя исключить, что проигравшая сторона захочет, уходя, «громко хлопнуть дверью»; во-вторых, не исключено вмешательство террористов; в-третьих, не исключен сценарий «апокалипсиса по ошибке». В последнем случае важен не элемент случайности (как бы незакономерности), а вероятность такого развития событий. Вспомним фразу Джеймса Клерка Максвелла: «Истинная логика нашего мира – это подсчет вероятностей». В последнее время стал известен ряд случаев, когда сценарий «апокалипсиса по ошибке» едва не был реализован.

Первый из них, «случай подполковника Петрова», стал известен в годы перестройки. Подполковник в отставке Станислав Петров рассказал, как в 1983 году, будучи оперативным дежурным на командном пункте системы предупреждения о ракетном нападении, он получил сообщение о запуске с базы США пяти межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен» с десятью ядерными боеголовками каждая. Подполковник доложил руководству страны об ошибочном срабатывании системы (последовавшее затем расследование это подтвердило, но С.Е. Петров на тот момент не мог этого знать).

Сначала подполковника обещали наградить, но, поняв, что своим решением он поставил под сомнение неотвратимость ядерного удара и безоговорочность выполнения приказов высшего руководства страны, придрались к нарушению инструкции и уволили из армии. По иронии судьбы, С.Е. Петров чисто случайно оказался тогда оперативным дежурным. Он был аналитиком и соавтором той самой инструкции, которую сам же грубо нарушил. По признанию подполковника, принимая решение, он руководствовался тем, что запуска пяти ракет заведомо недостаточно для первого обезоруживающего удара. В ознаменование 35-й годовщины «несамоуничтожения человечества» в сентябре этого года С.Е. Петров был награжден премией в 50 тыс. долл.

Инцидент, приключившийся в 1962 году на американской военной базе на Окинаве (Bulletin of the Atomic Sceintists, США) был еще драматичнее. В тот день на все четыре базировавшиеся там стартовые позиции поступил сигнал, что скоро последуют особые распоряжения. И такие распоряжения поступили. Получив последнее из них, офицер управления пуском должен вскрыть секретный портфель, и если код в портфеле совпадет с третьей частью переданного по радио сообщения, то вскрывается конверт со списком целей и ключами запуска.

Коды совпали, подтверждая приказ на запуск ракет. Старший офицер смены капитан Бассет не поспешил, однако, инициировать запуск, а заявил, что ситуация странная – приказу должно предшествовать введение высшей степени готовности, а такого сообщения не поступало. Можно было предположить, что этот сигнал не прошел из-за помех противника, и в настоящий момент русские уже наносят удар. Но время подлета ракет к Окинаве уже прошло, а ракетчики были невредимы, не слышали звуков взрывов, не ощущали толчков почвы. (Страшно подумать, что было бы, если бы в этот момент произошло не столь уж редкое в Японии землетрясение.) И капитан Бассет приостановил запуск.

Командир одного из расчетов не подчинился. И тогда капитан Бассет послал группу автоматчиков расстрелять его, если тот продолжит подготовку запуска без личного приказа Бассета. Одновременно, грубо нарушая режим секретности, капитан позвонил в штаб, потребовав или приказ о переходе к высшей степени боевой готовности, или отмену запуска. Последовало молчание, и через пару минут пришел приказ об отмене пуска. Сообщения были ошибочны. Инцидент засекретили.

«Мертвая рука» оживает

Возможность нанесения первого, относительно безобидного, но обезоруживающего удара (направленного на уничтожение средств управления войсками) и случай подполковника Петрова поставили вопрос о надежности системы нанесения ответного удара. Введенная в строй в годы первой холодной войны система «Периметр» (на Западе известная как Dead Hand, «Мертвая рука») обеспечивала нанесение удара всеми ядерными средствами СССР в случае недееспособности высших штабов СССР и наличия признаков ядерной атаки территории СССР. Близкая по целям система была создана в США (Emergency Rocket Communications System, ERCS). Эти системы были деактивированы в начале 1990-х. Сейчас они снова на боевом дежурстве.

Отметим стабилизирующий эффект системы «Мертвая рука» – можно не спешить с упреждающим или ответным ударом: даже в случае гибели командования неотвратимость уничтожающего ответного удара обеспечивается.

В свете инцидента на Окинаве особенно опасными представляются некоторые аспекты функционирования одной из компонент классической ядерной триады – стратегических атомных подводных лодок. Около десятка их постоянно находятся на боевом дежурстве у каждой из сторон. Каждая такая АПЛ несет боезапас, способный снести пол-Европы. При этом специфика функционирования АПЛ такова, что решение о запуске принимается командиром при остром дефиците информации.

Дело в том, что на АПЛ в подводном положении возможен прием только сигналов специальной системы низкочастотных передатчиков. Получение более полной информации и обратная связь возможны лишь в случае всплытия, но всплытием в условиях военного времени АПЛ демаскируется и подписывает себе незамедлительный смертный приговор. Отсюда особенно велика опасность получения ошибочного приказа на пуск и сильная зависимость от личных качеств командира АПЛ. Возможны и разные варианты террористического вмешательства.

И действительно, опасные инциденты с АПЛ имели место. Автору рассказали про такой инцидент, имевший место на Тихоокеанском флоте во времена СССР.

Тогда действовала инструкция, что в случае, если в течение трех сеансов связи сигналов нет, АПЛ должна произвести боевой залп по записанным для нее целям. Предполагалось, что троекратно повторяющееся отсутствие связи однозначно указывает на уничтожение системы управления подлодками в ходе начавшейся войны. Однажды на одну из находившихся на боевом дежурстве атомных субмарин сигнал не поступал в течение трех сеансов связи подряд. Как и в «случае на Окинаве», встал вопрос об отсутствии приказа перехода в состояние максимальной готовности. Командир поседел. В четвертый раз сигнал пришел. Инструкцию переписали.

Последний, ставший известным, случай произошел 25 января 1995 года. За некоторое время до этого норвежская сторона предупредила Россию о запуске исследовательской ракеты. Место старта указали, время – нет: это зависело от погодных условий. Видимо, информация до военных не дошла; а они зафиксировали старт ракеты, похожей на ракету «Трайдент» с американской АПЛ. Как раз в это время военными исследовался вариант запуска одиночной высотной ракеты, которая призвана внести сильные электромагнитные помехи, ослепить радары и сделать их нечувствительными к последующему пуску баллистических ракет.

Борису Ельцину принесли ядерный чемоданчик и объяснили, что если сейчас не произвести встречный запуск, то потом может быть поздно. Президент России спешить не стал, а военные скоро доложили, что ракета не приближается к территории России и потому не может ослепить системы слежения.

Ввиду большого числа становящихся известными аварий в космической и военной технике весьма вероятным представляется, что аналогичные случаи происходят и наши дни. Просто мы об этом не знаем.

Опасность «апокалипсисов по случайности» подчеркивает то наблюдение, что если «невозможные» катастрофы на гражданских объектах (Чернобыль, Саяно-Шушенская ГЭС, теплоход «Булгария» и многие иные) возникали вследствие нарушений инструкций по эксплуатации, то избежать ядерной войны несколько раз удавалось предотвратить именно потому, что офицеры сознательно нарушали инструкцию. Отметим и то, что опасность случайного развязывания ядерной войны резко возрастает в периоды высокой международной напряженности, когда стороны особенно опасаются нанесения противником первого обезоруживающего удара.

Для снижения опасности случайного конфликта между штабами и лидерами США и СССР (РФ) была установлена прямая «Красная линия». Но наличие такой линии снижает вероятность эскалации конфликта только при довольно высоком уровне доверия между сторонами. В ситуации же неоднократных заведомо ложных официальных заявлений такая линия является лишь дополнительным источником опасности. Чем более аргументированными будут утверждения одной из сторон, тем более настораживающими, заранее подготовленными с целью обмана они будут восприниматься противоположной стороной.

Логика лавины

Опасность самоуничтожения человечества «по случайности» была оценена в книге автора «Катастрофы и цивилизации» на основе известного числа опасных инцидентов между вооруженными силами ядерных держав и экспертной (1%) оценки вероятности перерастания особо опасного инцидента в полномасштабную войну. Так, по данным Министерства обороны Великобритании, в 2015 году имели место четыре такие ситуации.

Отсюда получаем, что вероятность не свалиться за столетие в последнюю в истории человечества войну составляет 1,8%. Довольно близкая (60% за 100 лет) оценка вероятности возникновения глобального конфликта была получена другими авторами. Аналогичный расчет, по данным для наиболее безопасных 1990-х годов, дает вероятность мирного столетия в 90%, что в 50 раз лучше нашей оценки текущего уровня опасности.

Добавим, что при дальнейшем росте геополитической напряженности и отказе от соблюдения Договора о запрете ракет малой и средней дальности (РМСД) представляется возможным не только случайное возникновение ядерной войны, но и развитие апокалипсиса по «логике лавины». Согласно ей, в ходе столкновения ядерных держав сначала будет задействовано тактическое ядерное оружие, а затем во все нарастающих объемах тяжелые стратегические ядерные заряды.

В этой связи не исключено, что, как это ни парадоксально, можно было бы пожалеть о мирном разрешении Карибского кризиса. Ведь возникни тогда ядерная война, она дала бы незабываемую прививку всему человечеству, но ввиду недостаточного на тот момент уровня ядерных вооружений полного самоуничтожения все же не случилось бы.

Завершим наши размышления космологическим замечанием. Высокая вероятность самоуничтожения человечества является возможным объяснением известного парадокса Ферми. Как известно, парадоксом Ферми называется противоречие между ожидаемой вероятностью контактов с внеземными цивилизациями и реальным отсутствием таких контактов, несмотря на многочисленные программы поиска внеземных цивилизаций. Наиболее вероятным объяснением парадокса считается краткость существования технологических цивилизаций.