ми-35

Российские ракеты в Сирии столкнулись с оперативными трудностями, пишет американский журнал The National Interest.

Почему? Да потому, что значительную часть Сирии занимает пустыня, а конструировать оружие специально для этой климатической зоны России раньше не доводилось.

Это поразительное признание сделал Борис Обносов (здесь и далее в оригинальном тексте: «Обсонов», прим. перев.), глава корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в интервью деловой газете «Коммерсант».

«Не буду скрывать: в реальных боевых условиях вскрылись различные недоработки», — сказал Обносов. «Сирийская кампания стала для нас серьезным испытанием».

Обносов сообщил, что пытался убедить российских военных использовать «умные» бомбы вместо обычных, неуправляемых. «Мы сделали не самое дешевое оружие по сравнению со свободнопадающими бомбами. Нам говорили, что гравитационная бомба достаточно эффективна благодаря новому методу целенаведения. И пришлось спорить! Таблицы, координаты — это все хорошо. Можно правильно составить аэродинамические таблицы, но при сильном ветре такую бомбу может снести на несколько сот метров, потому что у нее нет системы корректирования».

Обносов сослался на отсутствие в России военных полигонов с климатическими условиями, аналогичными сирийским: «У нас полигонов с такими климатическими условиями нет: жара, от земли поднимается сильнейшее марево, ветра, песчаные бури».

«Поэтому не было до Сирии возможности испытать изделия, например, с лазерной головкой самонаведения в таких условиях», — сказал Обносов. «Мы не предполагали, что подсветка из-за миражей может „уплыть». Принцип действия лазерного оружия такой: есть подсветка цели. Головка видит отраженный сигнал лазера и наводится в точку отражения сигнала. Лазерное оружие считается в идеальных условиях самым точным оружием, но дальность его действия во многом зависит от прозрачности атмосферы».

«Чем сложнее оружие, тем больше нужно было думать, почему что-то пошло не так, — добавил Обносов. — Почему в идеальных условиях поражение цели происходит штатно, а там вдруг нет».

Подобно тому, как Вьетнам или войны на Ближнем Востоке ранее послужили испытательными полигонами для американского оружия, Россия использует гражданскую войну в Сирии для того, чтобы проверить в бою свое новейшее вооружение — включая самолеты, вертолеты, роботизированные танки и ракеты. Так, на основе своего сирийского опыта Россия уже модифицирует свои вертолеты. «Военные просят увеличить дальность применения вооружения, улучшить определенные характеристики машин, провести резервирование тех или иных систем и агрегатов, уменьшить время подготовки к вылету», — сообщило российское информационное агентство ТАСС.

«Внедряются десятки разных доработок, — заявил Андрей Богинский, генеральный директор „Российских вертолетов». — Они связаны в том числе с системой управления вооружением, БКО, а также с унификацией вооружения боевых вертолетов Ми-28Н и Ка-52».

«Новое оружие неизбежно имеет недостатки, которые до боя не проявляются. Оглядываясь назад, кто-то должен был понять, что климат России отличается от климата Сирии, но именно для этого боевые испытания и нужны».