БДК

Черноморский флот признал факт нового столкновения своего корабля с сухогрузом: в БДК «Ямал» врезалось африканское судно. Поначалу официальные лица уверяли, что «Ямал» отделался «парой царапин», но оказалось, что речь идет об огромной вмятине. По оценке экспертов, ремонт обойдется в 1,5 млн долларов. Почему же самые современные боевые корабли регулярно «мнутся» от обычных сухогрузов?

В среду командование Черноморского флота (ЧФ) сообщило о столкновении в Эгейском море большого десантного корабля (БДК) «Ямал» и сухогруза «Орка-2», шедшего под флагом Сьерра-Леоне. Инцидент произошел еще утром 30 декабря в проливе Карпатос, что в 9–10 милях южнее греческого острова Родос. «Ямал» возвращался из Сирии, куда доставлял боеприпасы для российской авиации на базе Хмеймим.

Начальник отдела информационного обеспечения ЧФ пресс-службы ЮВО капитан I ранга Вячеслав Трухачев в инциденте обвинил африканский сухогруз, «который в нарушение международных правил предупреждения столкновений судов в море, следуя параллельным курсом и совершая обгон российского корабля по левому борту, не убедившись, что обгон завершен, резко изменил курс вправо и совершил столкновение».

По словам Трухачева, в результате столкновения никто не пострадал. Корабли остались на ходу и продолжили движение в пункты назначения. В первых числах января «Ямал» прибыл на базу в Севастополь с некритичными повреждениями.

В военном атташате России в Афинах поначалу сообщили РИА «Новости», что «наш корабль не пострадал». «Никаких повреждений нет, пара царапин. Корабль в связи с этим продолжил поход. Он давно уже в Новороссийске, – сообщили в атташате. – Сухогруз шел параллельным курсом, капитан зазевался и совершил неправильный маневр». По словам собеседника, у сухогруза повреждения также совсем незначительные. «Были оформлены все документы. Поскольку виноват капитан сухогруза, ему предстоит разбирательство со страховой компанией», – пригрозил дипломат.

Как сообщает RT, сейчас БДК находится не в Новороссийске, как утверждает дипломат, а в Севастополе. Вмятину в борту «Ямала», которую временно прикрыли двумя щитами, заметили еще в праздники с берега севастопольские блогеры, которые первыми сообщили об аварии.

Эксперты также не считают повреждения «незначительными», и «Ямалу» еще повезло, поскольку сухогруз превышал его примерно втрое и мог вообще потопить. Как полагает доктор военных наук, капитан I ранга запаса Константин Сивков, судя по опубликованным снимкам, ремонт корабля займет до полутора месяцев. На них видно, что корабль получил огромную вмятину. «Стоимость ремонта будет достаточно приличной. Речь может идти о нескольких миллионах долларов», – предположил эксперт.

6x9lN9gYplM

В связи с произошедшим Россия составила нотариально заверенный морской протест с изложением обстоятельств инцидента – для последующего возмещения ущерба за счет виновного. Что касается его обидчика, то «Орка-2» пока бросила якорь в Мраморном море, судя по данным портала Marinetraffic.com.

«Ямал» относится к проекту 775. Его длина составляет 112,5 м, ширина – 15 м. Максимальная скорость – 17,5 узла. Экипаж – 98 человек. На вооружении корабля стоят пушки, зенитная артиллерия, ракетное, радиолокационное и радиоэлектронное вооружение. Корабль известен тем, что обеспечивает «дорогу жизни» для Сирии. Это условное наименование получили рейсы больших десантных кораблей ВМФ, снабжающие оружием и снаряжением и саму Сирию, и российскую группировку.

Это второй подобный инцидент с кораблем Черноморского флота за последний год. В апреле прошлого года ЧФ потерял разведывательный корабль «Лиман», затонувший в 40 км северо-западнее пролива Босфор в результате столкновения с грузовым судном.

Россия обладает высокими шансами взыскать компенсацию за причиненный ущерб, уверен бывший начальник Главного штаба ВМФ РФ, бывший главком Черноморского флота адмирал Виктор Кравченко. В разговоре с «Интерфаксом» он пояснил, что в таких случаях следует обращение в международные морские судебные инстанции. «Все моряки решение морского суда уважают и выполняют», – сказал он. Что касается самого случая, то он считает его нонсенсом, «даже если виноват капитан гражданского судна». «Военный корабль всегда может избежать столкновения, даже в условиях плохой видимости, за счет средств радиолокации», – посетовал Кравченко.

Начальник штаба российского Черноморского флота в 1992–1997 годах, вице-адмирал Петр Святашов, которому во время службы приходилось командовать десантным кораблем, тоже убежден, что в подобном случае можно говорить только о человеческом факторе.

Он напомнил: как военные, так и гражданские современные корабли оборудованы спутниковыми системами, которые позволяют определять точное местоположение корабля, а локационные станции – круглосуточно отслеживать ситуацию вокруг. По его словам, локационное оборудование даже в ночное время и в условиях плохой видимости сразу выдает рекомендации на расхождение со встречным, идущим параллельно и даже обгоняющим кораблем.

«Нечего кривить душой, надо сказать прямо – это недостаток организации. Надо разобраться, кто во время столкновения нес командирскую вахту. Кто бы ни нес ее, вывод один – плохая организация главного командного пункта на переходе моря», – посетовал Святашов.

Он подчеркнул, что на корабле, как написано в уставе, за все отвечает капитан вне зависимости от класса корабля – и даже в случае попытки диверсии «корабль должен уклониться, принять все меры для расхождения, дабы избежать столкновения, но этого не произошло». Как подытожил Святашов:

«Командир обязан организовать командирскую вахту на переходе. Если это простая обстановка, то это один вариант, если сложная – в режиме тумана, то есть при нулевой видимости, то другой. В нулевой видимости вахту должен нести сам командир. Если обстановка проще, тогда старпом. Других вариантов не бывает».

Советник начальника Генштаба России, тоже бывший главком Черноморского флота адмирал Игорь Касатонов предложил пока не рассуждать о причинах случившегося, дождавшись создания специальной комиссии для выяснения конкретных деталей и итогов ее расследования.

А вот Сивков заранее уверен, что российский корабль вряд ли мог избежать столкновения. «Военный корабль скован в маневре, потому что в округе имеется множество мелких судов, и если он начнет резкий маневр на уклонение, то может навалиться на такое судно и потопить его. В этом случае его обвинят, что совершил навал на это судно и погубил людей, которые на нем находились», – объяснил эксперт.

«В том, что на нашем корабле несется нормально вахта, у меня нет сомнений никаких. К тому же командир корабля или вахтенный офицер мог рассчитывать, что другое судно в соответствии с правилами должно уклониться, и не выполнил маневр. То есть причин очень много может быть, но то, что признан виновным в этом капитан гражданского судна, говорит само за себя», – резюмировал Сивков.

БДК будет отремонтирован за короткий срок, сообщают источники. «Жизненно важные узлы корабля не задеты. Объем работ небольшой. Корпусные работы не займут много времени», – цитирует «Интерфакс» источника в оборонно-промышленном комплексе.

Американцы пока лидируют в морских авариях

Хотя две аварии с участием кораблей ВМФ менее чем за год, конечно, досадно, но печальную пальму первенства в этой области с большим отрывом удерживают США. Российскому флоту все еще очень далеко до приключений в Тихом океане американских ВМС, которые за один 2017 год разбили целых пять боевых кораблей.

Напомним, в заливе Сагами 18 ноября прошлого года буксир врезался в американский эсминец «Бенфолд», помяв ему борт. Пострадавших не было. А вот авария с эсминцем «Джон Маккейн», в борт которого в августе врезался танкер Alnic MC в районе Малаккского пролива, закончилась куда более трагично – 10 членов экипажа погибли, еще пятеро были ранены. В конце июня трагедией обернулось столкновение, в ходе которого борт эсминца «Фицджеральд» носовым бульбом протаранило филиппинское торговое судно в водах Японии. Тогда в результате происшествия погибли еще семеро американских моряков.

Ранее в мае борт ракетного крейсера «Лейк Чемплейн» протаранило южнокорейское рыболовецкое судно недалеко от Корейского полуострова. А в феврале ракетный крейсер «Энтитем» сел на мель в Токийском заливе, повредив оба гребных винта, а также ступицу одного из них (ремонт оценили в 4,2 млн долларов). В обоих случаях никто не пострадал, однако в результате аварии с «Энтитем» в море вылилось около 4,2 тыс. литров масла.

Юридические расследования по некоторым из этих происшествий ведутся до сих пор. Часть вины за аварии, возможно, и в судебном порядке ляжет на американских моряков. Но в любом случае Пентагон уже сменил командование Тихоокеанского флота, дав понять, что внутри военного ведомства вины с капитанов никто не снимает.