армия рф

Что если «зеленые человечки» появятся в Польше, а российские корабли решат протаранить польское судно, подошедшее слишком близко к выходу из Калининградского залива и порта в Балтийске? Услышим ли мы от мировых лидеров что-то кроме заявлений о «глубокой обеспокоенности» и «чрезвычайном возмущении» или обращенных «к обеим сторонам» призывов «запустить процесс деэскалации»? Такими вопросами задалось польское издание Wirtualna Polska.

Представим, что участницей конфликта выступает не Украина, а Польша, и события разворачиваются не в Азовском море, а в Балтийском, не в Керченском проливе, а в Калининградском заливе (единственный выход из него находится на территории России). Перенесем действие из Донецкой и Луганской областей в Калининградскую область и граничащие с ней Варминьско-Мазурское и Подляское воеводства, конкретнее, в «сувалкский коридор» — на узкую полосу земли, которая соединяет Польшу с Литвой, а одновременно лежит между отрезанным от матушки-России калининградским эксклавом и союзницей Кремля Белоруссией.

Ну как, напрашиваются какие-нибудь мысли? Может быть, о том, что, как уже не первый год говорят, в том числе, натовские стратеги, северный фланг Альянса — это тот потенциально взрывоопасный европейский район, защитить который будет сложнее всего? Или о том, что польский флот слишком слаб, чтобы вступать в противостояние с российским Балтийским флотом? Или о том, что если на польско-российской границе внезапно появятся «зеленые человечки», мы окажемся в ничуть не лучшем положении, чем Украина?

На бумаге все выглядит отлично. Мы уже давно входим в состав ЕС и НАТО, все сильнее в экономическом и политическом плане срастаемся с Западом, выступаем важным торговым партнером раздающей карты в Евросоюзе Германии. Наш военный потенциал, конечно, не позволяет противостоять России в одиночку, но в Польше на ротационной основе находятся американские военные, кроме того, нас защищает Пятая статья Вашингтонского договора, который гласит, что нападение на одного члена Альянса приравнивается к нападению на всех, а поэтому не останется без ответа.

Напомню только, что с момента возникновения НАТО Пятая статья использовалась всего один раз, и касалась ситуации страны, которая могла бы и сама защитить себя от любого другого государства. После теракта 11 сентября ее задействовали американцы. В день эскалации российско-украинского конфликта президент США вместо того чтобы выразить свою солидарность с Европой, напомнил о том, что ей следует выделять больше денег на Альянс. Сокровище, а не союзник!

А сейчас давайте вспомним, какие шаги с 2014 года предприняла Европа в отношении России. Она ввела экономические санкции и составила список лиц, которым запрещен въезд в ЕС, но это все. Германия продолжает строить газопровод «Северный поток», а такие крупные страны, как Италия, открыто критикуют антироссийский курс европейской политики и напрямую договариваются с Кремлем. Отказался ли кто-нибудь от участия в Олимпиаде или в чемпионате мира по футболу? Вот именно, что нет.

Несколько лет назад, когда мы наблюдали обострение российско-украинской конфронтации, я был в Брюсселе. Никто там даже и не думал о том, что Киеву следует оказать какую-то военную поддержку. Европейские дипломаты и европарламентарии из стран Западной Европы склоняли на все лады слово «деэскалация». Это была искусная уловка из разряда выражения «глубокой обеспокоенности» и «возмущения».

Американцы отправили украинцам технику, но не военных. Украина не входит в НАТО, поэтому ей пришлось за это дорого расплачиваться. Потом были переговоры, однако, проходили они отнюдь не в формате Вашингтон — Брюссель — Киев — Москва. Когда дело дошло до старой доброй реальной политики, сделкой по мирному соглашению, которое, впрочем, не положило конец гибридной войне, занялись традиционные державы. Значение имело лишь мнение Франции, Германии и России. От XIX века ситуация отличалась только тем, что сейчас российское государство можно назвать державой лишь в военном плане.

Варшавский Центр восточных исследований старается остудить эмоции, совершенно справедливо подчеркивая, что «инцидент с обстрелом и задержанием украинских кораблей не следует считать первым шагом к агрессии, ведь политическая цена нового витка вооруженного противостояния будет для России слишком высока (дополнительные западные санкции, консолидация международной общественности, антироссийская мобилизация на Украине), а потенциальная выгода от него весьма сомнительна». В своем комментарии Центр добавляет: «в ближайшее время Москва вряд ли предпримет масштабное наступление на Украину, поскольку оно сплотит украинское общество перед лицом угрозы».

Все это, скорее всего, правда. Кремль не стремится вступать в открытый конфликт, ведь территориальные приобретения в итоге окажутся незначительными, а отношения с Европой, в деньгах которой нуждается Россия, обострятся. А если открыть новый небольшой фронт гибридной войны? Почему нет!

Владимир Путин провел бы железным прутом по клетке с нашими политиками, и наблюдал, как с невиданным прежде размахом разрастается польский политический хаос. Все, видимо, закончится испугом, лихорадочными действиями европейских дипломатов, мирными переговорами и какими-нибудь военными, политическими и экономическими уступками в отношении Москвы (например, нам придется забыть о «Форте Трамп»).

Потом воцарится «беспокойный мир». «Зеленые человечки» в форме, которую можно купить в любом магазине, время от времени будут отвечать на «провокации польской стороны», а корабли Балтийского флота, «реализуя право на защиту российских границ», будут при случае преследовать какие-нибудь польские патрульные катера. И так, уступка за уступкой, инцидент за инцидентом, маневр за маневром, провокация за провокацией Кремль терпеливо и эффективно восстановит свои прежние влияния и форпосты в Восточной Европе.