флот вмс вмф

Брюссель намерен более внимательно присмотреться к Черному морю. Но — вовсе не с позиции выбора места для отдыха на ласковом теплом побережье. Столица Бельгии грозит направить к черноморским берегам совсем иных «курортников» — военнослужащих сил НАТО, чей лидер Йенс Столтенберг на прошедшей в Брюсселе встрече министров обороны стран альянса пообещал резко усилить военно-морское присутствие в этом регионе планеты.

Интерес НАТО к Черноморскому бассейну в последнее время стал прямо-таки навязчивым. Корабли альянса курсируют через Босфор и Дарданеллы один за другим, а число регулярных военно-морских маневров в Черном море явно превосходит натовские нормативы, принятые для других морей и океанов.

Теперь же блок, похоже, рассчитывает окончательно «прописаться» в этом регионе, сделав свое пребывание здесь едва ли не на вахтовой основе. Не особо маскируются и причины такого шага: ими, по признанию натовских военачальников, является желание вести диалог с Россией «с позиции силы».

Силовой «диалог»

При этом настрой на «силовой диалог» с нашей страной первым озвучил даже не глава Североатлантического альянса, а нынешний шеф Пентагона Джеймс Мэттис, который, заявив о готовности США восстанавливать отношения сотрудничества с Россией, заявил при этом, что «разговор будет вестись с позиции силы». К слову, в ответ на это заявление российский министр обороны генерал армии Сергей Шойгу предостерег своего коллегу от подобных высказываний, подчеркнув, что «попытки выстраивать диалог с позиции силы в отношении России бесперспективны».

Тем не менее, вся нынешняя деятельность НАТО в отношении России ведется в формате подчеркнуто демонстративного бряцания оружием, поигрывания мускулами. Это касается не только недавней переброски натовских подразделений в Польшу и Прибалтику, но и действий альянса в Черном море. Буквально недавно здесь прошли масштабные совместные учения Sea Shield 2017 («Морской щит-2017») военно-морских сил стран-членов НАТО. В маневрах были задействованы корабли и подразделения Румынии, Испании, Канады, США, Болгарии, Турции.

Планировалось, к слову, участие и Украины, но — в этот раз единственный «покоритель морей и океанов» Незалежной — фрегат «Гетман Сагайдачный» — так и не смог отойти от пирса и был окончательно отправлен на восстановление в доковый ремонт. Всего черноморских чаек в ходе нынешних учений распугивали 14 натовских кораблей, а также палубные вертолеты, патрульный самолет и даже два Миг-21, направленных на маневры из состава ВВС Румынии.

При этом тот же Йенс Столтенберг подчеркивает, что увеличение присутствия НАТО в Черном море носит «пропорциональный и оборонительный характер». «Мы не хотим провоцировать конфликт, а хотим предотвратить его», — отметил глава Североатлантического альянса.

Что же касается отношений с Россией на фоне подобных действий, то Столтенберг, не моргнув глазом, заявил о своем стремлении выстраивать их в конструктивном русле. Куда уж конструктивнее…

План «Барбаросса» в изложении НАТО

Чрезмерное внимание натовского флота к Черноморскому бассейну не только является раздражающим фактором для российской стороны. Ведь оно еще и вступает в противоречие с действующими договоренностями на международном уровне. В частности, принятая в 1936 году Конвенция Монтре ограничивает пребывание в акватории Черного моря военных кораблей нечерноморских держав сроком в 21 день. Фактически, постоянное легальное присутствие в черноморских водах могут позволить себе лишь Румыния, Турция и Болгария (речь о странах НАТО).

В июле прошлого года на заседании Совета Россия-НАТО постоянный представитель нашей страны при альянсе Александр Грушко заявил, что РФ считает любой рост военной активности блока в черноморском регионе дестабилизирующим ситуацию и не способствующим безопасности. С российской стороны также было заявлено о готовности в ответ на усиление морской группировки НАТО в Черном море, сделать все, чтобы баланс сил в регионе не был нарушен.

Надо сказать, что наша страна вообще в последнее время все чаще фиксирует интенсивные военные приготовления НАТО вблизи своих границ. О том, что процессы размещения стратегических и обычных вооружений за пределами входящих в альянс государств ускорились, а также проводится дальнейшее расширение блока, заявил в ходе своего выступления на минувшей Коллегии ФСБ России Президент РФ Владимир Путин. На эту же тему высказался на днях председатель Комитета Государственной Думы по обороне Владимир Шаманов, в недавнем прошлом — командующий ВДВ и член Коллегии Минобороны России, генерал-полковник.

На встрече с аккредитованными в Москве военными атташе он напомнил о резко возросшем бюджете альянса — сразу на 26 миллиардов долларов, а также обратил внимание на то, что Россия объявлена практически «главной угрозой цивилизованному миру». «Это не может не вызывать у нашей страны недоумения», — отметил генерал Шаманов. Глава думского Комитета по обороне вынужден был также признать, что в России допускают использование сил НАТО, дислоцированных на восточном фланге блока, в наступательных действиях против РФ. В этой связи Владимир Шаманов сравнил нынешнюю ситуацию с позицией Гитлера, который подписал договор о ненападении, однако вероломно нарушил его, напав на нашу страну в июне 1941 года.

Приемы против лома

Не так давно эксперты американской военно-аналитической компании Stratfor признали, что России придется иметь дело с более частыми вылазками НАТО в Черное море ввиду повышенного интереса альянса к этому региону. По их мнению, борьба за влияние в черноморском регионе, только обострится, та как в глазах НАТО эта акватория получит ни много, ни мало — стратегическую ценность.

В публикации, размещенной на ресурсе Stratfor, были даже названы сценарии, которые альянс использует, чтобы обойти ограничения, обусловленные Конвенцией Монтре. По мнению экспертов, НАТО прибегнет к методу ротации, а также к комплектованию военно-морских сил за счет флотов государств, имеющих право на постоянное базирование в Черноморском бассейне.

Интересно, что эксперты указанной аналитической структуры также высказались о превосходстве России в этом регионе над силами альянса, причем сразу по ряду позиций. В частности, такое преобладание наблюдается в авиации и силах флота, в том числе подводного, который сейчас активно модернизируется. В этой связи нельзя не признать, что особое значение для России имеет форпост нашей страны на Черном море — Крым.

И здесь стоит сказать, что за последние годы предприняты радикальные шаги по укреплению обороноспособности в этом районе. Так, по информации Минобороны РФ, с конца 2016 года на боевое дежурство на полуострове заступил полковой комплект зенитного ракетного комплекса С-400 «Триумф», а с 1 января 2017 года — зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С». Отдельный морской штурмовой авиационный полк Черноморского флота активно осваивает многофункциональные истребители Су-30СМ, которые должны заменить фронтовые бомбардировщики Су-24, ранее составлявшие основу авиапарка морской авиации ЧФ.

Выступая в начале этого года на Коллегии Министерства обороны РФ, глава ведомства Сергей Шойгу сообщил о завершении формирования в Крыму армейского корпуса. Закончено и создание обеспечивающей инфраструктуры 126-й отдельной бригады береговой охраны Черноморского флота, дислоцированной в поселке Перевальное.

По мнению бывшего командующего Черноморским флотом адмирала в отставке Игоря Касатонова, усиление НАТО не изменит превосходства России в регионе.

«У России есть все ресурсы, чтобы сохранить преимущество в Черном море — и моральные, и материальные, — полагает он, — Сил для противостояния военным НАТО в Черном море у нашего флота достаточно. Черноморский флот в этом регионе доминирует. Что же касается озвученного НАТО желания вести с нашей страной диалога с позиции силы, то, как считает член Общественной палаты России, первый вице-президент Международного общественного фонда «Российский фонд мира» Елена Сутормина, такими заявлениями Запад только поднимает авторитет нашей страны на международной арене, так как показывает ее независимость и умение вести грамотную внешнюю политику. «Я думаю, за это мы можем сказать спасибо нашим западным коллегам», — отмечает Елена Сутормина.

Дмитрий Сергеев, телеканал «Звезда».