кузнецов

Чреда аварий при посадках истребителей на палубу авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», произошедших по вине одного и того же приспособления — авиафинишера — наконец привели Генштаб РФ к мысли, что самолеты вполне могу совершать те же самые боевые операции, вылетая и возвращаясь на наземные аэродромы, где никакие финишеры не требуются.

Как сообщил во вторник «КоммерсантЪ» со ссылкой на собственные источники, на базу в Сирии будут переброшены восемь Су-33 и два МИГ-29-К. Тем более, что у палубной авиации «Адмирала Кузнецова» есть опыт приземления на базе в Хмеймиме.

Где тонко, там и рвется

Авиафинишер — это слабое место «Адмирала Кузнецова», поскольку его палуба коротковата для приземления такого тяжелого самолета, как Су-33, ранее объяснял известный военный эксперт Виктор Литовкин.

В причинах обрыва троса на крейсере будет разбираться специальная комиссия. Рассматривается несколько версий, в том числе традиционная: «виноват стрелочник». Согласно этой излюбленной в России версии, ошибки совершили все пилоты (во всех трех случаях): они могли нарушить центровку, заходя на посадку на повышенной скорости и под углом, самолет зацепил трос крюком-гаком в неположенном месте, создав тем самым на него излишнюю нагрузку.

До командования Вооруженных Сил наконец — с третьего раза — дошло, что сама затея с перебазированием «Адмирала Кузнецова» из Мурманска в Средиземное море была, мягко говоря, ошибочной, говорит коллега Литовкина, эксперт «Независимого военного обозрения» Александр Шарковский.

«Решение о перебазировании палубных истребителей на наземный аэродром говорит о том, что командование наконец нашло в себе мужество признать очевидный для всех военных экспертов факт: простым ремонтом проблему авиафинишеров на „Кузнецове“ решить невозможно. Необходима капитальная переделка всей конструкции с заменой тросов на качественно иные приспособления», — сказал он.

«Этот крейсер просто технологически не в состоянии выполнить поставленные перед ним боевые задачи. Никакими полумерами или дисциплинарными взысканиями проблему рвущихся тросов на нем не решить, железо наказаний не боится. Я не знаю, с какой целью его вообще перегоняли за тысячи миль, но военного смысла в этой переброске не было никакого», — полагает эксперт.

На ошибках учатся

Из происходящего на «Адмирале Кузнецове» не следует делать трагедию, полагает научный сотрудник ВШЭ Василий Кашин.

«Использование палубной авиации — очень сложная практика, такой опыт нарабатывается десятилетиями. Аварии на авианосцах периодически происходят во всех флотах, которые их используют. У ВМФ России единственный авианосный комплекс был полностью укомплектован только в 1999 году. И даже после этого тренировки на нем проводились с малой интенсивностью», — сказал он «Ридусу».

Военное командование России еще несколько лет назад рассматривало авианесущую группировку скорее как приятное излишество, чем действительно военную необходимость, поскольку для преимущественно континентальной державы для такой группировки не было реальных задач. Сирия стала первой ситуацией, когда палубная авиация понадобилась для чего-то конкретного, говорит эксперт.

«Все предыдущие походы „Кузнецова“ были сугубо учебными, и интенсивность тренировок палубной авиации там была довольно низкой. Естественно, что и уровень стресса для пилотов по сравнению с боевой обстановкой там был совсем другой. По сути, сейчас пилоты впервые учатся в реальных боевых условиях, и нет ничего страшного в том, что не всё получается с первого раза», — успокаивает Кашин.