1479125863_ly7li79nppq

В Сирии на фугасе подорвалась машина с российскими военными: четыре человека погибли, еще двое ранены. Теракт произошел в провинции Хомс на маршруте из авиабазы Тияс в административный центр региона. Здесь, судя по официальным сообщениям Минобороны и рассказам источников, с риском для жизни, активно работают офицеры Центра по примирению враждующих сторон.

В Сирии погибли четверо российских военных во время подрыва автомобиля на радиоуправляемом фугасе, сообщает Минобороны России. Еще двое ранены.

«За их жизнь борются российские военные медики», — подчеркивается в сообщении.

Автомобиль с российскими военными советниками двигался в колонне сирийских силовиков из района аэродрома Тияс к городу Хомсу, уточняют в ведомстве. Военные проехали по намеченному маршруту 4 км, после чего под машиной сработал радиоуправляемый заряд.

Эта информация стала первым официальным сообщением о потерях российских военных в Сирии с момента окончания штурма Восточного Алеппо.

30 декабря прошлого года на территории Сирии вступил в силу режим перемирия между правительственными силами и вооруженной оппозицией. Однако, как подчеркивают в Минобороны России, он не распространяется на международные террористические группировки ИГ и «Ан-Нусра» (обе организации запрещены в России). Отдельные отряды обеих группировок действуют и на территории провинции Хомс.

Официально Россия не ведет боевые действия в Сирии на земле и поддерживает правительственные силы с помощью ударов ВКС, но среди сирийских военных действуют российские советники, саперы и бойцы Сил специальных операций.

В январе источник, близкий к оперативному руководству операцией в Сирии рассказывал, что к началу оказания российской военной помощи правительственные войска в этой стране практически полностью утратили боеспособность и российских военных специалистов пришлось направить практически во все сирийские соединения. На самых опасных участках российские офицеры были прикреплены даже к штабам батальонов, утверждал источник.

По его словам, практически все операции, проведенные сирийскими правительственными войсками в были спланированы, подготовлены и осуществлены под руководством российских военных советников. Так, во время освобождения восточной части Алеппо город был поделен на сектора и за каждым ответственным представителем сирийского командования стоял российский военный советник. В критические моменты боевых действий российским советникам приходилось самим браться за оружие, признавал источник.

Кроме военных советников в Сирию из России прибыли и технические специалисты.

С участием последних было восстановлено около полутора тысяч единиц вооружений и военной техники сирийской армии, включая танки, БМП, реактивные системы залпового огня, крупнокалиберные пулеметы, автомобили и инженерную технику. Российские офицеры обучали командиров ракетных и артиллерийских формирований, готовили расчеты пусковых установок тактических ракетных комплексов «Точка» и РСЗО «Смерч» ракетной бригады вооруженных сил Сирийской Арабской Республики.

В течение 2016 года на специально созданных войсковых полигонах и центрах подготовки были проведены три цикла обучения, в ходе которых к ведению боевых действий были подготовлены 15 пехотных батальонов, не считая инженерных, артиллерийских и других специальных подразделений.

«На земле» в Сирии работает и созданный в феврале 2016 года Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС), который менее чем за год распределил среди населения больше тысячи тонн продовольствия, медикаментов и предметов первой необходимости. При участии специалистов ЦПВС проводились гуманитарные акции ООН, Международного комитета Красного Креста и Сирийского арабского Красного Полумесяца на территориях, занятых боевиками.

Несколько военнослужащих ЦПВС были ранены во время организации гуманитарных коридоров для выхода тысяч мирных жителей и боевиков из Восточного Алеппо в Идлиб и другие районы, рассказывал источник. В январе, по его словам, под обстрел радикалов попала команда российских специалистов в районе Вади-Барада северо-западнее Дамаска, где в итоге, несмотря на инцидент, удалось добиться присоединения местных полевых командиров к режиму перемирия, рассказывал источник. Последнее способствовало восстановлению водоснабжения в сирийской столице.

Сейчас офицеры ЦПВС заняты мониторингом режима прекращения боевых действий, введенного в Сирии под гарантии России, Турции и Ирана. Российским офицерам приходится участвовать в переговорах с командованием вооруженных отрядов оппозиции. Часто с большим риском для жизни.

По словам участников операции, даже джихадисты из запрещенной в России террористической организации «Джебхат ан-Нусра» и союзных ей формирований сами требовали участия российских военных в переговорах, когда покидали район Уаер в Хомсе, а также Дарайю, Хан-эш-Ших и другие населенные пункты оазиса Западная Гута под Дамаском. Слово российского офицера нужно было террористам в качестве гарантии соблюдения договоренностей со стороны сирийского командования.

Провинция Хомс в последних сводках Минобороны из Сирии упоминалась 15 февраля в связи с раздачей 750 продуктовых наборов жителям населенного пункта Дахит-аль-Межит и 18 февраля, когда сообщалось о доставке в дошкольные учреждения города Хомса мягких игрушек.

11 февраля сирийское правительственное агентство Sana сообщало, что в провинции Хомс организован безопасный гуманитарный коридор для выхода мирных жителей и боевиков, желающих сложить оружие из района Аль-Хуля через населённый пункт Самалиль. Коридор будет открыт в течение месяца.

Вполне возможно, что теракт стал возможен благодаря утечке информации, считает главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник Виктор Мураховский.

«Кто-то конкретно указал, когда будет выдвигаться колонна и в каком автомобиле будут находиться российские военные советники. К сожалению, от таких случаев в зоне ведения боевых действий никто не застрахован. Это неизбежные риск», — говорит Мураховский.

Кроме того, по его мнению, противники российских военных в Сирии – грамотные специалисты в вопросах организации и осуществления диверсий.

«К сожалению, мы не сможем каждый выезд наших специалистов обеспечивать инженерно-саперными подразделениями и всякий раз проводить инженерную разведку местности, хотя к этому и надо стремиться. Подобный риск подрыва – неизбежное следствие ведения боевых действий», — объяснил Мураховский.

По его словам, боевики в Сирии получают материальную и финансовую поддержку из Катара и Саудовской Аравии, а также «спонсоров на Западе». Необходимо провести тщательное расследование этого ЧП и по результатам взрыво-технической экспертизы выйти на конкретных исполнителей и заказчиков этого теракта.

«Чтобы не допускать подобных случаев, надо полностью исключить возможные утечки информации — кто, когда и зачем едет должно быть известно самому узкому кругу лиц. Как можно меньше ездить по дорогам общего пользования, в идеале вообще ими не пользоваться, передвигаться по полям. Постоянно менять маршруты передвижения. Не брать с собой в поездки мобильные телефоны», — объяснил экс-военный комендант Чеченской Республики генерал-полковник Сергей Кизюн.

«Ничего нового, кроме как тщательной инженерной разведки местности и подавления радиосигналов на подрыв управляемых фугасов, пока не придумано», — добавляет в свою очередь экс-главнокомандующий Внутренними войсками МВД России генерал-полковник Леонтий Шевцов.

Максим Солопов, Газета.ру.