сирия

Город Пальмира к востоку от Хомса превратился в место сильного истощения сил режима Башара Асада, который 2 марта этого года объявил о взятии города под контроль после того, как оттуда были выбиты боевики «Исламского Государства» (террористическая организация, запрещенная на территории России, — ред). Последних уже удавалось вытеснить их Пальмиры, но в декабре прошлого года они во второй раз установили контроль над городом.

Вновь контролировать город для сил Асада оказалось непростой задачей. Несмотря на информационную поддержку, большую помощь с консультантами и предоставлением воздушных судов, оказываемую Асаду со стороны России, по данным Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека (англ.: Syrian Observatory for Human Rights, SOHR, — прим. перев.) в ходе военной кампании в Пальмире с начала этого года до марта правительственные войска потеряли по меньшей мере 115 бойцов и офицеров из состава своих войск и военных формирований, воюющих на стороне режима.

Большое количество вопросов возникает вокруг решимости режима контролировать Пальмиру, расположенную в пустынной местности, тем более, что большая часть газа в скважинах уже утрачена. Решение о восстановлении контроля над городом не стоит на первом месте в приоритетах сирийского руководства — в первую очередь здесь прослеживается русская настойчивость, поскольку Пальмира — это победа, которую, по мнению Москвы, обязательно следует сохранить.

Приобретения Москвы

В России Пальмиру воспринимают в качестве основного аргумента для санкционирования ее присутствия и проведения операций в Сирии под предлогом «борьбы с терроризмом». Шок, последовавший после того, как ИГИЛ взяло контроль над городом и уничтожило древнейшие памятники, заставил взоры всего мира обратиться к этому древнему городу. Россия же, приняв участие в изгнании ИГИЛ из Пальмиры, прорекламировала себя как государство, которое спасло от рук террористов один из самых известных археологических объектов на Ближнем Востоке.

Пальмира всегда фигурирует в заявлениях российских ответственных лиц, когда Россия оправдывает свое присутствие в Сирии и использование там новейших типов боевых самолетов.

Таким образом упорное нежелание России выпускать Пальмиру из орбиты своего влияния вполне объяснимо. Это позволит сохранить аргумент, произнося который можно обманывать весь мир и утверждать, что мы боремся с «террористами» в Сирии, а они представляют угрозу не только в Сирии, но и в Европе!

В связи с возращением Пальмиры под контроль сил режима оказался неожиданным характер обмена заявлениями между режимом Асада, Россией и тех, кому принадлежит «большая заслуга» в освобождении древнего города. В ходе переговоров «Женева 4» глава делегации, представляющей сирийский режим, Башар Джафари заявил, что «сирийская армия, освободившая Пальмиру после преступлений, совершенных группировками ИГИЛ, участвовала в этом вместе со своими союзниками русскими. Они вместе с нами борются с тем же врагом, они также являются участниками празднования этой победы».

Реакция на высказывания Джафари не заставила себя долго ждать. Начальник Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Сергей Рудской сказал, что «освобождение Пальмиры осуществлялось непосредственно под руководством российских советников», добавив, что «именно проведение российских спецопераций при участии российских военно-воздушных сил оказалось решающим фактором в освобождении города от сил Исламского Государства».

Пальмира как ловушка

Насер Абд аль-Азиз, глава «Центра исследований и документации» в городе Пальмира в своем заявлении порталу «alsouria.net» высказал мнение, что Пальмира больше не имеет важного значения. Он указал на то, что когда в прошлый раз войска Асада установили контроль над Пальмирой, они не стали двигаться в направлении района Эс- Сухна или в направлении Ракки, и довольствовались контролем самого города, в котором уже не осталось тех важных экономических возможностей, которые могли бы оправдать человеческие потери, понесенные режимом.

Он добавил, что единственная цель противостояния в Пальмире — отбросить силы боевиков ИГИЛ от аэропорта «Тайфур». Однако, даже в этом случае «боевики все равно могли бы иметь доступ к аэропорту», отметил Абд аль-Азиз, добавив: «решение о битве принимается не сирийским режимом, а русским военным командованием. Борьба сегодня идет на южной и западной окраинах Пальмиры, и, чтобы силы Асада гарантированно укрепились в городе, им нужно контролировать аэропорт Пальмиры, отбросив от него ИГИЛ. В прежние времена в этих районах шли тяжелые бои, и до сих пор самые большие потери войск Асада произошли сражениях на подступе к этим областям».

Говоря о системных потерях в боях при Пальмире, полковник Абдулла Фарадж, бывший офицер армии режима и лидер свободной армии на севере Хомса рассказал, что «для боевых действий в пустынных районах, особенно в этот период года, солдаты должны быть хорошо обучены. Мы постоянно видим страницы газет, заполненные фотографиями сирийских солдат в пустыне. Эти солдаты не оснащенных никаким необходимым оборудованием, и они попадают в ловушку перед боевиками ИГИЛ, тренированными в этих условиях. Это объясняет большое число убитых со стороны режима в любом прямом противостоянии с ИГИЛ на территории этих труднопроходимых пустынных горных районов».

Полковник Абдулла Фарадж также указывает на то, что одна из сложностей в сражениях при Пальмире, состоит в том, что в столкновениях на этих территориях военно-воздушные силы более эффективны, чем артиллерия, которая оказывается в полупарализованном состоянии, в силу того, что артобстрел часто ведется без надлежащего наблюдения целей (в силу географии региона), а боевики, в освою очередь, как раз скрываются в пещерах.

С другой стороны, Исламское Государство делает ставку на то, чтобы быстро проникать в те места, где находятся силы режима. Особенно это касается мест, откуда прилетают артиллерийские снаряды. Подобное обнаружение помогает с легкостью уничтожить их, что является еще одной причиной, увеличивающей потери войск Асада.

Полковник Фарадж в своих комментариях порталу «alsouria.net» затруднился ответить на вопрос о том, насколько силы режима заинтересованы в Пальмире, с учетом того, что газовые скважины находятся за пределами города, полагая, что решение о контроле над городом в первую очередь решение России.