панцирь

Сегодня СМИ всколыхнула новость о том, что, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute, он же SIPRI), Россия вышла на второе место в мире по продажам оружия. Об этом написали такие монстры отечественных медиа, как «РИА Новости», ТАСС, светоч либеральной мысли «Эхо Москвы», чуть менее либеральная «Газета.ру» и многие другие.

Топ «Яндекс.Новостей» оперативно слепил из этих публикаций сюжет и закинул в пятерку важнейших тем дня, наряду с пенсионным рейтингом регионов и сообщениями об инициировании ФСБ проверки Росгвардии на предмет махинаций при закупках продуктов.

В самом деле, на фоне таких новостей сообщения о том, что мы вернули себе место одного из лидеров мирового оружейного рынка, греют душу. Можем ведь! Не нефтью единой и газом природным! И пусть несколько смущает, что за второе место по экспорту нам приходится бороться не с индустриальными гигантами вроде Китая, Германии или Франции (Штаты-то, понятное дело, вне конкуренции), а, прости Господи, с Великобританией — страной, которая производит впечатление великой офшорной империи, а больше почти ничего не производит.

Но при ближайшем рассмотрении многие вещи оказываются совсем не тем, чем видятся в заголовках статей.

Оружейный барон

Чем, собственно, порадовали российского обывателя отечественные СМИ? Во-первых, нам сообщили, что продажи крупнейших российских оборонных предприятий достигли 9,5% от общего объема мировой торговли оружием. Первое место при этом принадлежит США (57%), а третье — Великобритании (9%). Также стало известно, что холдинг «Алмаз-Антей» вошел в десятку крупнейших оборонных компаний мира.

Наконец, шведские специалисты отметили высокий рост девяти крупнейших компаний российского ВПК. Самые впечатляющие результаты, по их данным, продемонстрировали «Объединенная двигателестроительная корпорация» — 25% роста, «Высокоточные комплексы» — 22% и «Тактическое ракетное вооружение» — 19%. Просело производство только у «Уралвагонзавода».

Пол-лаптя по карте

Казус, однако, состоит в том, что большинство российских изданий пишут новости, не знакомясь с первоисточниками. Не все журналисты хорошо читают на других языках, но самое главное — на такие «изыски» у них часто очень мало времени. Конкуренты все уже написали, так что вперед-вперед! Быстрее. Как следствие — один громкий, но не очень точный заголовок задает направление целому потоку однотипных сообщений в СМИ.

Кроме того, даже прочитав исходный материал, новостники не всегда имеют желание и возможность вдуматься в написанное. Между тем, если открыть первоисточник по новостям об оружейном экспорте, а в данном случае это публикация на сайте самого Стокгольмского института, можно увидеть, что там на простом английском сообщается, что Россия стала вторым по объемам производителем оружия в мире. Производителем. Не продавцом, не экспортером.

Ниже поясняется, что в отчете рассчитана суммарная стоимость всех оружейных контрактов: и тех, что заключены на внутреннем рынке страны-производителя, и тех, что связаны с экспортом оружия. Когда мы дочитываем до этого момента, нам становится очевиден вот какой нюанс: шведские антимилитаристы валят в одну кучу и стоимость государственного оборонного заказа, и прибыли от продажи оружия за рубеж. По факту оценивается вся стоимость произведенного оружия, а не только проданного на международном рынке.

Чуть ниже в материале об этом прямым текстом говорит старший научный сотрудник института Симон Веземан.

«Это соответствует увеличению расходов России на закупки вооружений для модернизации ее вооруженных сил», — пояснил исследователь причины российского оружейного роста. Все предельно ясно.

Аналогичный комментарий сотрудники института дали в отношении 24-процентного роста турецкого оружейного производства. «Это отражает стремление Турции развивать свою военную промышленность, чтобы удовлетворить растущий спрос на оружие и стать менее зависимой от иностранных поставщиков», — пояснил журналистам старший научный сотрудник Программы вооружений и военных расходов SIPRI Питер Веземан (да, шведы тоже не дураки и знают, что такое «семейный подряд»).

Тут можно было бы возмутиться столь странной методой, заявив, что нужно быть альтернативно одаренным, чтобы плюсовать расходы на национальную оборону к прибылям от заграничных продаж. Однако суть в том, что методика исследования всегда выбирается в зависимости от целей, которые ставят перед собой исследователи. А раз так, значит, шведские эксперты применяют вполне корректный подход в рамках задач, под которые получают гранты.

Но самое интересное — рейтинг не учитывает продажи китайских компаний. От слова «совсем». Это очень забавная деталь, особенно учитывая то, что КНР — один из мировых лидеров по производству боевых беспилотников, дешевых копий советских самолетов и клонов российских зенитных комплексов С-300. Все это производится как для внутреннего потребления, так и на экспорт.

Можно сколько угодно гадать о причинах такой «дискриминации» Китая, начиная от предположений, что у западных экспертов просто нет доступа к этим данным (что весьма вероятно, поскольку КНР — довольно скрытное государство), заканчивая версией о том, что коммунистические товарищи просто приплатили неполживым антимилитаристам за то, чтобы успехи китайского ВПК лишний раз не светились в прессе.

В сухом остатке

Оружейный бизнес — сфера, где коммерция столь тесно переплетена с политикой, а шпионские игры спецслужб — со шкурными интересами корпораций, что анализировать его успехи и провалы со стороны — дело безнадежное. Можно, конечно, насобирать данных из открытых источников, просуммировать и с умным видом сделать какие-то выводы. Однако к реальности это будет иметь крайне мало отношения.

Можно, например, порадоваться тому, что Россия заключила крупный контракт на поставку Турции комплексов С-400. А можно ужаснуться, что Москва под эти цели выделила Анкаре крупный кредит, иными словами, продала соседям передовое оружие, да еще и за свои же средства. Оба вывода будут правильными… и в то же время неверными. Хотя бы в силу того, что ценность оружейных контрактов в конечном итоге меряется не деньгами. По крайней мере, не только ими.

Россия обновляет арсенал межконтинентальных баллистических ракет, меняя морально устаревших «Воевод» на сверхсовременных «Сарматов». Ставит на боевое дежурство лазерные комплексы «Пересвет», строит военную базу на Курилах, перевооружает полки ПВО комплексами С-400, клепает «Арматы». И все это стоит денег. В бюджете нынешнего года на эти и многие другие цели выделено более 940 миллиардов рублей. Но с точки зрения шведского института, это не расходы страны, а доходы оборонных компаний.

С другой стороны, в декабре 2017-го британский королевский флот принял в состав новейший авианосец «Королева Елизавета» (Queen Elizabeth). Посудина водоизмещением в 70 тысяч тонн обошлась британским налогоплательщикам в три миллиарда фунтов. Близится к завершению и строительство второго корабля данной серии — «Принц Уэльский» (Prince of Wales).

По факту Royal Navy — Королевский военно-морской флот — существенно нарастил свою мощь. Но поскольку контракты закрыты, деньги подрядчиками получены, то, по логике Стокгольмского института, Британия… сократила расходы на вооруженные силы. И, соответственно, в этом году опустилась в рейтинге главных милитаристов планеты.

Какова мораль сегодняшней истории? Все довольно банально: СМИ падки на сенсации, журналисты не всегда думают, о чем пишут. Запад использует «ученых» и «активистов» для пропаганды. А Россия вкладывает деньги в свою армию, чтобы не пришлось кормить чужую.