сирия

Как и предполагалось, на переговорах в Астане Турции предложили взять контроль над зоной десэкалации, в которую входит сирийская провинция Идлиб. Турецкая сторона отнеслась к этому предложению позитивно — развертывание войск в регионе позволит стране укрепить безопасность у своих границ. Вместе с тем именно эта зона деэскалации является наиболее проблемной, считают эксперты.

Турции, которая вместе с Россией и Ираном является страной – гарантом перемирия в Сирии, предложили взять на себя контроль за соблюдением режима прекращения боевых действий в провинции Идлиб на севере страны. Соответствующее предложение Анкара получила на прошедших в начале мая переговорах по Сирии в Астане, рассказал турецкой газете Hurriyet вице-президент страны Вейси Кайнак.

От какой именно стороны исходила инициатива, Кайнак не уточнил.

Анкара позитивно отнеслась к предложению взять Идлиб под свой контроль, добавил турецкий вице-президент. Он отметил, что развертывание в Идлибе турецких войск поможет защитить безопасность границ страны.

Населенный преимущественно туркоманами район Байырбуджак, который расположен недалеко от провинции Идлиб и сирийско-турецкой границы, несколько месяцев бомбили «прямо под носом» у Турции, рассказал Кайнак.

Он также сообщил, что севернее Идлиба, между провинцией и сирийско-турецкой границей, расположен район Африн, подконтрольный курдским «Отрядам народной самообороны» (YPG), которые Анкара считает ответвлением от запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). Именно на той части границы Идлиба Турции, по мнению Кайнака, необходимо сосредоточить свои ключевые силы безопасности.

Меморандум о создании в Сирии зон безопасности Россия, Турция и Иран подписали 4 мая. Согласно документу, провинция Идлиб, которая на данный момент осталась единственным регионом в Сирии, практически полностью контролируемым силами оппозиции, стала частью самой обширной, первой зоны деэскалации. Помимо Идлиба, в нее также вошли граничащие с ним северные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама.

Страны – гаранты перемирия в Сирии должны будут завершить работу по составлению карты зон деэскалации только 4 июня, поэтому, как именно будет осуществляться контроль за зонами, на данный момент до конца неясно.

Ранее эксперты также прогнозировали, что Турция будет контролировать именно зону деэскалации с провинцией Идлиб. Источники, участвующие в переговорах в Астане, отмечали, что Анкара имеет особое влияние на этот регион и обладает всеми возможностями для того, чтобы навести там порядок.

Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев, в частности, предположил, что, поскольку в Идлибе проживают преимущественно мусульмане-сунниты, близкие к Анкаре по мировоззрению, для контроля над провинцией турки могут использовать в том числе и религиозные инструменты.

Вместе с тем старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ ВШЭ востоковед Леонид Исаев сомневается, что Турция станет единственной страной – гарантом перемирия, которая будет контролировать Идлиб.

Эксперт убежден, что за контроль в каждой зоне деэскалации должны отвечать несколько сторон.

«Не очень корректно, когда одна из сторон конфликта является гарантом режима прекращения огня. У нас есть три гаранта (Турция, Россия и Иран), и будет нормально, если все эти три гаранта будут выполнять в Идлибе какие-то миротворческие усилия. Очевидно, что если Турция будет единственной страной, отвечающей за Идлиб, то это в данном случае будет заинтересованное лицо, в том числе и из-за курдов. Я сомневаюсь, что мы придем к ситуации, когда за каждой зоной будет закреплен только один гарант, потому что каждая страна является заинтересованным лицом и не может одновременно быть и арбитром, и стороной конфликта», — объяснил Исаев.

Он также отметил, что Россия никаких своих интересов в Идлибе не преследует и Москва вполне готова согласиться с тем, что эта провинция станет турецкой зоной влияния. «Именно поэтому российская сторона не поддерживает желание сирийского режима начать военные действия в Идлибе», — говорит собеседник.

Также в ситуацию в Идлибе не собираются вмешиваться США, которые имеют свою сферу влияния на востоке Сирии.

При этом сам Дамаск, а также Тегеран могут не согласиться с тем, что Турция получит контроль за Идлибом.

«Иран исходит из того, что сирийский конфликт необходимо решать военным путем. Это означает следующую стратегию: сначала уничтожается вся оппозиция, участвующая в переговорном процессе, а потом побеждается «Исламское государство» (ИГ, запрещенная в России организация). А на данный момент подавляющее большинство повстанцев собрано именно в Идлибе. Исходя из этого, военную операцию надо начинать именно в Идлибе, — говорит Исаев. — Иран и Турция — конкуренты. Иран заинтересован в том, чтобы турецкое влияние в Сирии было как можно меньше. Но если выдвинуть турок из Идлиба, то они потеряют в Сирии какое-либо влияние».

Исаев отметил, что Идлиб является проблемной зоной деэскалации, потому что в ней придется совмещать все прописанные в меморандуме процедуры по восстановлению инфраструктуры и соблюдению режима прекращения огня с операцией против запрещенной в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра». Как ранее сообщалось, прописанный в меморандуме запрет на полеты в зонах деэскалации не будет распространяться на контртеррористические операции против ИГ и «Ан-Нусры» (обе организации запрещены в России), поэтому бомбардировки позиций этих группировок продолжатся.

В январе этого года боевики «Ан-Нусры» вместе с несколькими союзными фракциями создали альянс «Хайят Тахрир аш-Шам» и сейчас базируются в глубине Идлиба.

Помимо них значительные территории провинции контролирует «Ахрар аш-Шам» — мощная прокатарская группировка, которую также поддерживает Турция. По мнению Исаева, несмотря на поддержку Анкары, «Ахрар аш-Шам» также может создать для Турции определенные проблемы. Эксперт напомнил, что Турции так и не удалось усадить эту группировку за стол переговоров в Астане.

«Ахрар аш-Шам» существует не только в Идлибе. Она представлена и в Восточной Гуте, которая тоже является зоной деэскалации. Этой группировке гарантировано некоторое спокойствие в Идлибе, но ее обычно поджимают на других направлениях, в том числе в провинциях Дамаск и Хомс. Это приводит к тому, что «Ахрар аш-Шам» отказывается соблюдать режим прекращения огня», — объяснил востоковед.

Амалия Затари, Газета.ру.