Ка-52

Сразу несколько человек, судя по опубликованным в соцсетях видео, попали под обстрел неуправляемыми ракетами, выпущенными с российского вертолета Ка-52. Это произошло на одном из полигонов в Ленинградской области – и только чудом обошлось без человеческих жертв. Как и по чьей вине это стало возможным?

Во вторник стало известно, что во время учений «Запад-2017» на Лужском полигоне под Петербургом вертолет Ка-52 («Аллигатор») обстрелял находившихся в зоне стрельб людей. Утверждалось, что пострадали два журналиста. Как уточнило издание 66.ru со ссылкой на собственный источник, вертолеты в тот момент шли на боевом курсе примерно в 500 м от мишеней.

Для установления обстоятельств ЧП уже создана специальная комиссия, состоящая из представителей Минобороны и авиационной промышленности, которой предстоит установить точные причины происшествия и определить степень виновности должностных лиц.

Напомним, именно на этом полигоне в понедельник побывал и президент Владимир Путин, который наблюдал там за ходом маневров. Многие СМИ сообщали, ссылаясь на источники, что обстрел зрителей произошел как раз в день приезда верховного главнокомандующего, которого сопровождала большая делегация, в том числе иностранные дипломаты и сотни журналистов.

Позднее НТВ сообщил, что обстрел случился еще в субботу, то есть за два дня до визита президента. Телеканал получил в свое распоряжение записку с подробностями происшествия, которую называет документом под шапкой «Обстоятельства САИ» (САИ – серьезный авиационный инцидент). В записке утверждается, что пара вертолетов взлетела с аэродрома в Пушкине – это был «зачетный полет пары для выполнения огневых задач» на Лужском полигоне. Ведущий, то есть первый вертолет, пролетел без открытия огня, говорится в записке. А вот ведомый, то есть второй, в 14.47 допустил самопроизвольный (случайный) «сход» неуправляемой ракеты С-8.

В Минобороны во вторник днем признали факт непроизвольного пуска ракет, но уточнили, что пострадали не люди, а лишь один из грузовиков. Но Telegram-канал Mash возразил, что пострадали три человека, все были госпитализированы с легкими ранениями и уже выписаны.

На земле осталась карточка Сбербанка

В Сети появились и видеозаписи инцидента. Первое видео сделано очевидцем, находившимся в непосредственной близости от места удара. На нем видно, как вертолет стреляет по грузовику.

Второе видео сделано из кабины вертолета, который нанес удар. Обе записи появились на канале «Проверка Проверка» на YouTube.

Позже появилось еще одно видео – последствий атаки. Видно поврежденные грузовик, автомобиль «Нива», лежащие на земле разорванные ткани и карту Сбербанка.

Согласно наиболее озвучиваемой версии, виной всему технический сбой. Тут, правда, версии немного расходятся. В пресс-службе ЗВО говорят об «ошибочном захвате цели» системой наведения, а вот источник «Лайф» в штабе учений утверждает, что в системе наведения произошло неплановое замыкание цепи пуска, в результате чего был осуществлен самопроизвольный пуск ракеты. В широко тиражируемом в соцсетях и СМИ документе, который окрестили «докладом» летчиков, также говорится о самопроизвольном сходе неуправляемой ракеты С-8 после включения главного выключателя.

Версии и сомнения

Военные профессионалы, посмотревшие записи, сильно сомневаются в той версии, которая изложена в «докладе».

«Алгоритм работы, как правило, таков: при выходе на боевой курс летчик ищет цель, после нахождения которой экипаж включает так называемый главный выключатель, отвечающий за применение оружия», – пояснил высокопоставленный генерал ВВС в отставке, познакомившийся с видеозаписями.

«Этим выключателем пилот замыкает цепь управления оружием. Прежде чем его включить, летчик должен получить разрешение руководителя полетами на работу по данной цели. И только по окончании всех этих действий летчик может нажать кнопку боевого сброса или гашетку пуска ракеты. Если по какой-то причине цепь от «главного» до НУРС была уже замкнута (отказ, залипание контактов и прочее), то при включении «главного» сразу произойдет сброс бомб или пуск ракет, что, скорее всего, мы и видим на записи».

Однако источник делает важное уточнение. «На записи видно, что сразу после исчезновения надписи «включи главный», то есть перевода летчиком главного выключателя в боевое положение, происходит пуск ракеты и высвечиваются буквы «ПР» (пуск разрешен). Сигнал «ПР» должен выдаваться только после накладывания метки на цель. А значит, экипаж, скорее всего, и выбрал попавший под огонь автомобиль в качестве мишени. То есть выстрел не был случайным, вопреки тому, что сказано в «докладе». Необходимо расследование. Если экипаж врет в докладе, это вполне понятно. Ведь если ошибку допустил сам экипаж, если пилоты пусть и по ошибке, но сами открыли огонь по людям – это все, крест на службе», – подытожил источник.

Эту точку зрения подтвердил и другой военный летчик, пилотировавший боевые вертолеты. Никакого технического сбоя в данном случае быть не могло, уверен генерал-майор Александр Цалко, ветеран войны в Афганистане и бывший замкомандующего ВВС Прибалтийского военного округа СССР по армейской авиации.

«Все проверяется перед полетом, за это каждый расписывается», – заявил он. То есть вылететь в неисправном состоянии вертолет мог исключительно в результате ошибки или халатности тех, кто его к полету готовил. «Чрезвычайно редко были случаи, когда при включении «главного» сходили боеприпасы», – рассказал он. Он не исключил, что могла иметь место ошибка самого экипажа, например он мог чуть-чуть довернуть не туда или неправильно выбрать цель.

Вряд ли профессиональный летчик мог просто взять и выстрелить не туда, куда должен был. Скорее пилоту была изначально поставлена цель, по которой он должен был отработать. Это он в итоге и сделал, не приняв во внимание тот факт, что в области поражения находятся посторонние техника и люди. Именно к такой версии склоняются и высокопоставленный источник в ВВС РФ, а также Александр Цалко.

И причин этому может быть несколько. Обзор у пилота был плохим из-за плохой видимости, указал Цалко. В таких условиях он мог просто не видеть, что именно находится в зоне поражения. С другой стороны, пуск был с вертолета, которым управлял ведомый, то есть более молодой летчик. В силу неопытности он мог не обратить внимания, что в зоне поражения есть что-то кроме мишеней, предположил генерал Цалко.

Стоит остановиться и на так называемой докладной. Судя по ее оформлению, можно понять, что это похоже на некую справку о происшествии. Сам факт наличия подобной бумаги, однако, уже является поводом для служебного расследования, так как свидетельствует о нарушении режима секретного документооборота.

Наиболее же вероятной Цалко считает версию, что вина за инцидент лежит на тех, кто ставил летчикам задачи. И имеется в виду тут даже не руководство учений, а именно организаторы данных конкретных стрельб, подчеркнул собеседник и добавил:

«Это грубое нарушение мер безопасности организаторами стрельб. Судя по всему, летчику на незнакомом полигоне не обозначили мишени, не обозначили передний край».

Таким образом, пилот легко мог принять находящуюся в области поражения технику за мишень, ведь в качестве нее часто используются в том числе и старые машины, рассказал генерал.

Кроме того, как отметил Цалко, руководитель полетами должен был убедиться, что вертолет на боевом курсе, что он с нужной стороны заходит и так далее. Только убедившись, что вертолет идет в заданном направлении, он дает разрешение на работу по цели. И если пилот осуществлял наведение не на ту цель, то ему просто должны были запретить открывать огонь, добавил собеседник. «Летчик – он тоже человек, мог что-то не то увидеть, а ему сказали: «Работай», – подчеркнул генерал.

Не исключено, что при постановке целей летчикам организаторы учений не учли или даже не знали о нахождении там техники и людей. По словам генерала Цалко, причина может быть в слабой координации и связи между различными подразделениями.

«Утеряны навыки четкой работы на полигоне», – отметил Цалко. Инструкции по работе на полигоне предусматривают все меры безопасности, объяснил он.

«Это просто безобразие. На войне и на учениях я сколько был, но такого бардака не видел», – подчеркнул генерал и посетовал, что на учениях сейчас вообще слишком много внимания уделяется «показухе» в ущерб самой главной задаче – обучению войск.