90789

Пентагон активно размещает лаборатории по разработке биологического оружия на территории сопредельных с Россией стран. Украина, страны НАТО… Недавно такая база появилась под Тбилиси. Но у российских военных есть средства, которые позволят спасти от невидимой угрозы жизни граждан.

Первые упоминания об испытаниях на животных нового вида оружия в США датированы серединой шестидесятых годов. Эти испытания не всегда проводились на территории Америки и часто были связаны с серьезными инцидентами. Так в 1967 году в ходе лабораторной работы с африканскими зелеными мартышками из Уганды в Марбурге звери покусали ученых. Последующая крупная вспышка вируса позже была названа Марбургской лихорадкой.

Однако случаи заражения от мартышек не были единичными. Почти одновременно вспышки новой биологической угрозы были зафиксированы во Франкфурте и сербском Белграде. Позднее случаи заражения этой же вирусной болезнью были зафиксированы в Анголе, Конго, Кении, Уганде и Южной Африке. Американский ученый-вирусолог Джонас Солк, в одной из своих ранних работ писал: «Мне непонятна сама природа этого вируса. Складывается впечатление, что Африка стала для него лишь испытательным полигоном. Другой вопрос, мучающий меня, состоит в том, чтобы понять — кто же стал испытывать его. Кому эта идея пришла в голову». Анализ фактов, а так же изучение карты районов, в которых были обнаружены вспышки инфекции, говорят о том, что лихорадка возникала там не случайно.

Современное состояние

В самих США на официальном уровне до сих пор открыто не признают, что на территории их страны ведутся какие-то работы по созданию биологического оружия. Стремительно растущее число центров по контролю заболеваемости в США объясняют просто: «Это ради вашей же безопасности». Других подробностей американское правительство не даёт. Журналист и исследователь в области вирусологии Алекс Джонс утверждает, что именно в таких центрах и разрабатываются компоненты для биологического оружия, которые после завершения разработки будут «собраны воедино». К заявлением Джонса можно было бы отнестись с недоверием, но, при ближайшем изучении вопроса вскрывается один любопытный факт.  Йошихира Каваока, ученый из университета в Мэдисоне, некоторое время назад создавший аналог вируса «испанки», разработал еще более страшный вирус гриппа H1N1. Якобы в процесс разработки вакцины. Британская газета Daily Mail устроила министерству здравоохранения США целую серию допросов на эту тему, однако ответа на вопрос, куда направились данные по работе доктора Каваоки после окончания исследований, так и не получила. Вся опасность именно этого штамма вируса гриппа состоит в том, что инфекция была  абсолютно устойчива к человеческому иммунитету и не поддавалась лечению на современном этапе развития медицины. Чтобы вывести этого монстра, американскому ученому пришлось модифицировать штамм H1N1/09, существовавший еще до эпидемии 2009-2010 года, который во всём мире считают причиной смерти тысяч человек.

Отгремевшие в начале двухтысячных  террористические атаки на здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке  стали своеобразной страшилкой для всего американского народа. Достаточно вспомнить случаи получения гражданами США писем, в которых содержался порошок сибирской язвы. Американские СМИ, воспользовавшись шумихой и истерией, раздули этот случай чуть ли не до эпидемии галактического масштаба. В ФБР тогда заявили, что чётко прослеживается связь между спорами сибирской язвы в письмах и исламским фундаментализмом. Однако от подробных объяснений в ФБР уклонились, сославшись на чрезмерную занятость. С того момента минуло 10 лет, и всё то же ФБР показало американцам рассекреченные материалы, в которых чётко указывалась принадлежность белой рассыпчатой смеси. Исследования выявили, что споры были синтезированы  в Институте медицинских исследований инфекционных болезней США (NIAID ). Несмотря на то, что случай с рассылкой писем, «зараженных» сибирской язвой, был явно подделан, за 10 лет количество так называемых центров по контролю за заболеваемостью в США увеличивается в геометрической прогрессии. В 2001 году таких центров было около 30, а в 2012 их количество возросло до 389. По мнению американского ученого-вирусолога Пардиса Сабети, который в данный момент возглавляет одну из групп по борьбе с вирусом Эбола, такие центры могут быть использованы как «объекты двойного назначения».

Одновременно с ростом числа «биологических лабораторий» на территории США, имеют место факты обустройства таких учреждений на территории сопредельных с Россией стран — Украины и Грузии. Кроме этого, по данным портала «Фонд стратегической культуры» на 2015 год запланировано открытие такого центра на территории Казахстана. В Грузии этот объект открывали с большой помпой и неприкрытой гордостью. Делались громкие заявления о том, что грузинские и американские ученые достигнут большого прорыва в лечении вирусов и современных болезней. Любопытным фактом стало присутствие на церемонии открытия заместителя министра обороны США по вопросам химической, ядерной и биологической защиты Эндрю Вебера.

Однако, особенной страной, с точки зрения национальной обороны, для США является Украина. Совершенно случайно, сразу же после победы «оранжевой» революции в Киеве, появился план помощи минздраву Украины, предусматривающий размещение как раз тех самых «биологических центров» по изучению и контролю заболеваемости в рамках программы «Сокращения биологической угрозы». Против кого направлен этот пакет, и кого (или что) считают угрозой американцы — до сих пор не комментирует ни сам украинский минздрав, ни тем более Пентагон.

Маховик запущен?

Первый научный центр, занимающийся проблемами угроз биологического характера, открылся на территории Украины 15 июня 2010 года на базе института им. И.И Мечникова в Одессе. Присутствовал на церемонии тогдашний посол США на Украине — Джон Теффт. Не стоит комментировать личность этого американского дипломата, ведь всем хорошо известно — Теффт теперь работает в России. Одесская лаборатория стала одной из частей целой индустрии двойного назначения. Подобно американским ЦКЗ ( Центр по контролю заболеваемости) этот комплекс официально занимается ни чем иным, как разработкой и внедрением новых видов борьбы с биологическими угрозами. Но тот факт, что запущен он на американские деньги и контролируется военным ведомством США заставляет задуматься — чем же в действительности заняты сотрудники такого центра? Известно, что в таких центрах присутствуют штаммы вирусов, которые теоретически можно использовать для производства биологического оружия.

Формально, комплексы ЦКЗ на Украине работают при поддержке Всемирной Организации Здравоохранения  и при содействии специалистов американской USAID. В свою очередь — Юэсэй Айди, никто иные, как выдворенные с территории России в 2012 году лица, обвиненные в попытках повлиять на политические процессы внутри страны. Факты роста числа лабораторий говорят лишь об одном. Сопредельные с Россией страны становятся объектами большой геополитической игры и в ближайшей перспективе могут быть использованы «биотеррора по-американски».

Если сложить все факты воедино, то становится ясно, что USAID и подконтрольные ей структуры в сфере здравоохранения — ни что иное, как инструмент для скрытого влияния на процессы как внутри страны, на территории которой происходят эти «эксперименты», так и на сопредельные с ними государства. Похоже, что военной метод решения проблем Америкой уходит в прошлое. Нельзя сказать, что «биологический» террор  — метод хоть в какой-то мере человечный, но правящие бал политики в США не гнушаются ничем для достижения собственных целей, долгосрочной перспективой которых является ослабление и подчинение России своим целям.

Руководитель Уральского регионального информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований Дмитрий Попов заявил, что США намеренно создают сеть военно-биологических объектов. Стоит так же напомнить, что открытие в Грузии в 2011 году лаборатории, получившей название «Центр исследований общественного здоровья имени Ричарда Лугара»  по странному стечению обстоятельств совпало со свиной лихорадкой. Она разбушевалась, спустя некоторое время после открытия лаборатории. По состоянию на 2013 год в Грузии сформирована система из 30 центров и лабораторий, которые изучают биоматериал и работают над биоугрозами под контролем все тех же ВОЗ и USAID.

Кроме того, эксперты в области биологических угроз и аналитики так же напрямую говорят, что новые лаборатории в Грузии и других сопредельных странах — прямая угроза безопасности России. Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок в интервью порталу Вести.fm заявил, что недалеко от Тбилиси расположена «Центральная референц-лаборатория общественного здравоохранения». С большой долей вероятности, по словам Анатолия Цыганка, именно её имели в виду российские дипломаты, когда выступали с заявлением о биологических угрозах.

Средство противодействия

Другой военный эксперт, главный редактор журнала «Военная аналитика» Игорь Коротченко в своём блоге разместил сообщение о том, что у России уже готов ответ растущим биологическим угрозам. Эксперт поделился мнением, что в 2014 году у российских военных появилось эффективное средство противодействия смертельным вирусам и бактериям. Разработку этой системы заказало Минобороны с конечной целью сократить риск возникновения и распространения биологических угроз на территории России. Испытания эта система будет проходит в военных институтах, которые раньше занимались разработкой биологического оружия — сибирской язвы, чумы и других.

Называется новая система «Беркут-1». По своему устройству она похожа на систему управления войсками, которую начинает использовать Минобороны. Эта система будет развернута в полную силу в городе Киров на базе института Минобороны, занимавшегося проблемами биологического заражения. Система будет работать на упреждение и нейтрализацию угроз, начиная от доставки инфекций в Россию до распыления смертельно опасных веществ террористами или спецслужбами других стран. Система должна стать достойным ответом на растущие угрозы так называемых «лабораторий», которые с лёгкой руки Америки появляются на территории сопредельных с Россией стран как грибы после дождя.