су-35

Присоединение Крыма, военная операция в Сирии, постоянная авиабаза в Хмеймиме, доминирующая в Восточном Средиземноморье, совместные учения с Сербией, победа Радева на выборах в Болгарии, примечательный рост числа стран в Европе и Азии, с которыми будет построено сотрудничество. Все это о России, которая после упадка и застоя, продолжавшихся 23 года, снова идет в гору.

Вероятность того, что Трамп выведет Москву из разряда заклятого врага, предлагает ей историческую возможность для усиления своих позиций. Мы попытаемся выйти за пределы повседневных новостей и анализов, рассмотреть потери и достижения Российской Федерации во внешней политике за четверть века ее существования и понять, на каком наследии будет строиться новый период.

Через месяц РФ оставит позади первую четверть века своей постсоветской истории. Стране, которая многие из этих 25 лет завершала утратой своего влияния, за последние десять лет удалось притормозить потери. А последние два года уже можно назвать периодом повторного расширения и подъема. За счет Крыма страна увеличила свою территорию. Благодаря Евразийскому Союзу включила шесть постсоветских стран в свое ближнее зарубежье. С вмешательством в Сирию повысила потенциал своей военно-морской базы в Тартусе и добавила к ней авиабазу Хмеймим. Наконец, все больше правящих администраций в окружающих РФ странах, которые являются членами или партнерами НАТО, хотят развивать сбалансированные отношения с Россией. Если политику, которую можно обобщить лозунгом избранного на президентский пост в Болгарии Радева «быть членом НАТО и не враждовать с Россией», объединить с заявлениями Трампа, которые ввергают в глубокую тревогу генерального секретаря НАТО Столтенберга и страны ЕС, то можно сказать, что в дальнейшем у России будет еще больше возможностей расширить свое ближнее зарубежье и сферу влияния.

Краткая бухгалтерия 25-летия

При взгляде на ход развития РФ последней четверти века можно без сомнений сказать, что самые резкие и болезненные преобразования произошли в экономической сфере. По состоянию на 2016 год Россия, занимающая девятое место в списке самых населенных стран мира, по размеру номинального валового внутреннего продукта (ВВП) является восьмой по величине экономикой, а при пересчете ВВП по паритету покупательной способности — шестой. В рейтинге ВВП на душу населения Россия перешла из группы «развитых стран», в которую входила в период СССР, в группу «развивающихся стран». Но если проводить сравнение не с СССР, а с экономическим положением страны в середине 1990-х годов, то можно утверждать, что в 2010-е годы Россия достигла значительной стабильности и роста. При этом потери от санкций, с которыми Россия столкнулась после аннексии Крыма, и падения цен на нефть в конце 2016 года уже кажутся преодолимыми.

Страна, которая в 1995 году была десятой по размеру номинального ВВП, в 2005 году поднялась на восьмую строчку и удерживала ее до 2015 года. Но еще более важные изменения, конечно, наблюдаются в цифрах, отражающих ВВП на душу населения. В 1991 году доход на душу населения составлял 3,4 тысячи долларов, в 1995 году — опустился до уровня 2,6 тысячи, в 1999 году — упал на дно, составив 1,3 тысячи, но, начиная с 2003 года, преодолел порог три тысячи долларов, а к 2011 году, продемонстрировав серьезный рост, превысил отметку 13 тысяч долларов.

Итак, по сравнению с ельцинским периодом, при котором структурные преобразования обернулись неподъемным счетом для социально-экономической сферы, Путину к концу его первого срока удалось дать экономике облегчение, стабильный рост, что в некоторой степени отразилось и на жизни граждан.

История геополитических потерь

С распадом СССР и Варшавского договора Россия одну за другой потеряла территории, которые после 1945 года относились к сфере влияния России/СССР. Она потеряла военные базы на Кубе и во Вьетнаме, утратила союзников по Варшавскому договору в Восточной Европе. Сначала прибалтийские страны, а потом все государства, образующие СССР, превратились в независимые единицы. Но самое главное, значительная часть отделившихся пространств была занята НАТО.

Несмотря на то, что остановить геополитические потери России было почти невозможно, со второй половины 1990-х годов на повестке дня возникли поиски другой политики. Эти споры, нацеленные на то, чтобы вернуть Россию если не на уровень СССР, то в статус «крупной державы», удалось претворить в жизнь только в 2000-х годах с улучшением экономики и снижением политической неопределенности. В этом смысле идейные основы политики, которой Россия следует сегодня, были заложены во второй половине 1990-х годов, а на практике смогли проявиться в 2000-х.

Тенденции, которые можно установить во внешней политике РФ в конце рассматриваемых 25 лет, обобщим в трех пунктах:

1. Политика ближнего зарубежья. Россия разработала серию политических стратегий, направленных на экономическую интеграцию «ближнего зарубежья» (Евразийский Союз, Таможенный Союз и так далее), военно-политическое партнерство (ОДКБ), интеграцию в широком смысле (СНГ) и со временем попыталась институционализировать все это.

2. Антигегемонистская позиция. Тот факт, что США (в широком смысле Запад во главе с США, то есть США+ЕС+НАТО) заняли зоны бывшего военного и политического влияния России, ориентировал ее на выработку антигегемонистской политики. Отражением этой ориентации в экономической сфере стало объединение БРИКС, а в военно-политической области — ШОС.

3. Многовекторная политика. Это политика диверсификации двусторонних и многосторонних отношений, которую Россия, наряду с созданием антигегемонистских экономических, политических и военных противосоюзов и групп, проводила в условиях нового полицентричного мирового порядка на разных уровнях с целью обеспечить себе более широкий простор для действий. Исходя из этого, Россия должна пытаться иметь влияние во всех международных механизмах, организациях и процессах, действующих в новом миропорядке. В этой связи можно вспомнить усилия России по вступлению во Всемирную торговую организацию, обратить внимание на значение, которое она придает G20, и упомянуть о ее попытках обеспечить активное участие в качестве члена или наблюдателя в ряде образований от АТЭС до ОИС. По словам Лаврова, важнейшее доказательство многовекторной внешней политики России — ее активная позиция в таких институтах, как G8, G20, БРИКС и ШОС.

Потеря глобального альянса, который Россия создала вокруг себя во времена Советского Союза, и изменение режима — события, которые наложились друг на друга. После холодной войны РФ работала над присоединением к международным финансовым и политическим организациям (G8, МВФ, Всемирный банк, Всемирная торговая организация и другие); укреплением своей силы в ближнем зарубежье (СНГ и ОДКБ); созданием союзов, призванных сбалансировать глобальное доминирование и гегемонию США и Запада (ШОС и отчасти БРИКС); подготовкой почвы для сотрудничества в разных региональных образованиях (статус наблюдателя в Организации исламского сотрудничества, членство в АТЭС и так далее).

Трудности адаптации экономической и политико-административной структуры России к процессу после холодной войны, можно сказать, остались позади. Но стране все еще не удалось решить проблемы, связанные с этнорелигиозными сепаратистскими движениями, прежде всего на Кавказе, а также с тем, что ее экономика во многом «живет на доход» от природных ресурсов и, следовательно, уязвима перед международными политическими колебаниями.

Сигналы/политика Трампа, ставящего в приоритет окружение Китая и нацеленного на облегчение бремени затрат, которое накладывает на его страну ось ЕС-НАТО, — новые параметры, которые расширят России простор для действий и повысят ее дипломатическое и военное влияние. Это будет означать видоизменение союзов и балансов сил на обширном пространстве — от Юго-Восточной Азии до Ближнего Востока, от Балкан до Балтики.