368378

Похоже, что ситуация вокруг Катара выходит на качественно новый уровень. Маленькая, но гордая страна не демонстрирует готовность капитулировать на условиях восставших на нее «братьев». Напротив, Доха обратилась за помощью к Ирану и Турции — двум из трех неарабских государств региона (третье — Израиль). На очереди — Россия, еще один глобальный игрок, неуклонно укрепляющий свои позиции на Ближнем Востоке.

Действия властей Катара говорят о том, что перспектива унижения и позора, которых требуют от Дохи антикатарская просаудовская коалиция, породила «смелость отчаяния». Все-таки не стоит забывать, что коренные жители эмирата — это гордые бедуины, и к этому нужно относиться без иронии. Как бы ни испортила их наносная «цивилизованность», порожденная внезапно обрушившимся на них баснословным богатством, катарцы отнюдь не готовы покупать мир бесчестьем.

Оказавшись перед лицом блокады, грозящей острейшим дефицитом товаров первой необходимости (продуктов, воды, лекарств), Доха стала искать внешней поддержки. С соответствующими запросами она обратилась в Тегеран и Анкару. Оттуда сразу последовали обещания помочь. Иран заявил, что готов обеспечить снабжение Катара любыми товарами. А Турция решила разместить в Катаре своих военных на ранее созданной базе.

Сразу после этого пришло сообщение, что министр иностранных дел эмирата направился в Москву. О какой помощи он намерен просить Кремль, пока никому не известно. Однако в СМИ появились высказывания экспертов о том, что Россия вполне способна наладить поставки продовольствия для Катара.

Продовольствие, конечно, важная тема, и возможность расширения его экспорта — вещь хорошая и нужная. Но за этой тематикой слишком рельефно проступают ставшие уже знакомыми контуры «сирийской» коалиции: Иран—Турция—Россия.

В принципе, в этом нет ничего абсолютно неожиданного. О том, что судьбы арабского мира снова, как и сто лет назад, определяют неарабские государства, уже писалось. К сожалению для арабов, они до сих пор не смогли превозмочь собственные внутренние противоречия и продолжают дарить всем, кому не лень, рычаги внешнего управления собою.

На первом месте здесь, конечно, США. Сегодня вряд ли кто будет спорить с утверждением, что та же катарская коллизия была срежиссирована Вашингтоном. Этого особенно и не скрывает американский президент Дональд Трамп, художественно описывая в «Твиттере», как все пятьдесят лидеров арабских и мусульманских государств дружно указали на Катар, когда возник вопрос о пособниках терроризма.

США, по сути, силой толкает страны Персидского залива в пропасть конфликта, натравливая их друг на друга. Посмотрите: и месяца не прошло с момента визита Трампа в Эр-Рияд, а регион уже оказался чуть ли не на грани войны. И в эту воронку втягиваются все новые и новые государства: от несуществующих Йемена и Ливии до миниатюрных Мальдивов и Маврикия.

Вряд ли стоит сомневаться, что дальнейшая эскалация этого конфликта, перспектива его перехода в более горячую стадию — с использованием террористических и подрывных методов — американцев не пугает. Собственно, это уже произошло: теракты в Тегеране, серия предшествующих им вооруженных инцидентов в Саудовской Аравии — все это может быть началом. Народам региона это принесет страх, страдания и смерти, а для США станет удобным предлогом для любого вмешательства, вплоть до военного.

Но не только им. Как уже было отмечено, Турция спешит разместить в Катаре свои войска. Там же, а также в Омане, воссоздает свои базы Британия.

О роли Лондона в региональных делах следует сказать особо. Британцы господствовали здесь до середины прошлого века, а ушли полностью только в 70-х годах. Их вытеснили американцы. Но вполне возможно, что сейчас наступил момент, подходящий для возвращения британского влияния.

Лондон свободен от уз Евросоюза. И первым регионом, на который было обращено внимание премьера Терезы Мэй, стал Персидский залив. Нынешнее обострение там и формирование двух лагерей — просаудовского и прокатарского (или проиранского) — создает крайне запутанную ситуацию, в хитросплетениях которой способны разобраться только британцы. У них есть многовековой опыт и самое точное знание истинных механизмов, внутренних пружин, управляющих региональными политическими процессами. В этом Лондон даст сто очков вперед и Вашингтону, и кому угодно. Поэтому совершенно нельзя исключать, что упорство Катара основывается в том числе и на неких связях с Британией.

В связи с этим интересно обратить внимание на следующий момент. Как известно, Саудовская Аравия связывает огромные надежды на приватизацию части своего нефтяного гиганта «Сауди Арамко». Для проведения IPO были избраны три площадки. Наиболее желательная для саудитов — Нью-Йоркская биржа. На втором и третьем месте — Лондонская биржа.

Так вот, юристы официально предупредили Эр-Рияд, что перспективы размещения в Нью-Йорке весьма рискованны — из-за закона об ответственности властей КСА за теракт 11 сентября 2001 года. Значит, вполне вероятно, что размещать акции «Сауди Арамко» придется в Лондоне.

Так что конфликт в заливе имеет тенденцию к расширению и интернационализации. Что, с другой стороны, означает возникновение возможностей для создания новых, даже неожиданных, коалиций. Перед Россией в этом контексте открываются широкие возможности и для посредничества, и для укрепления уже сложившихся альянсов или формирования новых, и для более глубокого экономического проникновения в регион.

Однако остается один большой вопрос: а где во всем этом Китай? Он ведь является крупнейшим торгово-экономическим и инвестиционным партнером для всех участников драмы, постепенно принимающей чуть ли не глобальные масштабы. Игрок такого уровня наверняка имеет свои ставки в этой ситуации. И вполне вероятно, что уже сейчас идет активная работа каждой из сторон с целью привлечь Пекин в один из противостоящих лагерей. Как поведут себя китайцы? Будет очень интересно понаблюдать.