ходор

Россия мечты в изложении Михаила Ходорковского – это страна крупного бизнеса с сильным правительством и сильной армией, «страна замечательных дорог и крупных мегаполисов, страна университетов и высоких технологий». Так описал Ходорковский прекрасную Россию будущего на конференции «Россия вместо Путина» в Праге. При этом оппозиционер подчеркнул, что он против «немедленного внедрения абсолютной демократии на всей территории страны». Россия мечты в изложении Ходорковского во многом совпадает с сегодняшней Россией Владимира Путина. А их различия вряд ли способны сплотить оппозицию и «поднять на борьбу с режимом» все население. Однако политологи увидели в словах Ходорковского много конструктивного позитива.

«Соглашусь с теми либералами, которые обвиняли меня в том, что я никакой не либерал. Я и правда не либерал, по крайней мере в российском представлении», – предваряет Ходорковский свое описание основных черт желаемого будущего. И первым требованием оппозиционер называет «сильное правительство», которое совершенно не вписывается в традиционную либеральную концепцию «государства как ночного сторожа» для России.

К самоуправлению нынешний электорат РФ явно не готов. И поэтому ему требуется специальный вождь и руководитель. «Самоуправлению надо учиться, как учатся водить машину. Долго и вдумчиво. А до этого лучше, если есть водитель», – утверждает оппозиционер.

Россия мечты, по его словам, это не демократическая страна, а лишь «страна, идущая к демократии».

«Я за сильную армию. Мы живем не в идеальном мире. Но сильная армия – это не угроза Армагеддоном, а сила, способная защитить интересы страны. То есть достаточная технологическая независимость, авиация, космос, высокоточное оружие», – формулирует Ходорковский.

«Я за крупный бизнес. Мелкий и средний бизнес – это рабочие места, самообеспечение, комфорт, инновации. Но экономическая эффективность, производительность труда, масштабные внедрения новых технологий – это бизнес крупный», – считает оппозиционер. По его словам, «проблема не в крупном бизнесе и даже не в госсобственности как таковой, а в монополизации, которая в свое время угробила экономику СССР». При этом он не объясняет, как можно реализовать государственный приоритет крупного бизнеса без монополизации.

«Я за дальнейшую урбанизацию. Мегаполисы – это не только основа современной экономики, это просто несравнимое удобство жизни… России для экономического рывка необходимо 10–12 мегаполисов, а не один перераздутый… Россия моей мечты – страна замечательных дорог и крупных мегаполисов, страна университетов и высоких технологий», – декларирует Ходорковский.

И перечисляет свои расхождения с нынешней властью. «Моя претензия к нынешней власти не в недостаточной демократичности, а в отказе от правового государства и в несменяемости… Моя претензия к Путину – у него слабое, беспомощное, коррумпированное правительство… Моя претензия к власти не из-за ее ставки на крупный бизнес, а за консервацию олигархического капитализма, где крупный бизнес сросся с властью в коррупционном экстазе, и формирование на его основе новой версии государственно-монополистической экономики… Моя претензия к Путину – абсолютная беспомощность в сфере технологий, обусловленная разрывом союзнических отношений с развитыми странами, коррупцией, утечкой мозгов. Беспомощность, прикрываемая угрозой всеобщего уничтожения, разрушенными псевдоавианосцами, неработающим Глонассом, халтурной анимацией и бесправными наемниками под видом ЧВК», – объясняет Ходорковский.

Критику узурпации власти, подавления СМИ и манипуляций выборами оппозиционер как бы выносит за скобки. «Оставим в стороне конституционные права граждан: свобода слова, вероисповедания, перемещения, право на митинги и демонстрации, всеобщие честные выборы, регулярная сменяемость власти – в XXI веке это не либерализм, а норма», – утверждает Ходорковский.

Нарисованный оппозиционером образ будущего вряд ли станет сильным революционным призывом для неискушенного электората. Да и какой смысл организовывать майдан, если «Россия мечты» будет мало отличаться от сегодняшней реальности? И вся «революция достоинства» может свестись лишь к замене одних воров на других?

Однако политологи считают, что описание России мечты – это демонстрация конструктивной позиции, а вовсе не призыв к революции ради построения светлого будущего.

«Привлекательного образа будущего нет как у оппозиции, так и у власти, которая не смогла предъявить этот образ во время президентской предвыборной кампании», – говорит политолог Глеб Павловский. Ключевым тезисом в предложениях Ходорковского политолог считает требование создания в России независимого сильного правительства. Независимым новое правительство должно быть прежде всего от администрации президента. «Нынешнее правительство по факту подчинено потоку неформальных директив из администрации», – напоминает Павловский. И поэтому кабинет министров сегодня нельзя назвать ни сильным, ни ответственным, ни независимым. «Министры по одному ходят в Кремль, а глава кабинета исполняет роль секретаря, который ведет протоколы общих собраний», – считает политолог. Предложение Ходорковского о создании сильного правительства с опорой на широкую коалицию Павловский считает весьма разумным. «За последний век в России наберется лишь десяток лет, когда в стране действовало сильное и самостоятельное правительство. К этим годам можно отнести премьерство Столыпина, а также премьерство Путина при президенте Медведеве», – напоминает политолог. А нынешняя конструкция безответственного управления приводит к тому, что мы отстаем даже от более-менее успешных автократий. Поэтому Ходорковский и предлагает не мечтать о свободных выборах и разнообразных прорывах, а заняться более конструктивным изменением госуправления.

Еще одним важным тезисом в речи Ходорковского является требование восстановления института судебной власти, который сегодня отсутствует в России. «Независимый суд – это необходимое условие выживания. Без него страна не может существовать так же, как человек не может существовать без печени», – говорит Павловский.

«Позитивный образец будущего для России уже давно создан. Это некое подобие ЕС или США с сильным государством и развивающейся экономикой. Правда, этот образ был сильно девальвирован в 90-е годы в глазах населения», – считает директор Института политических исследований Сергей Марков. Сегодня же поддержку населения получит политик, который может предъявить не слова, а реальные дела.

За тезисами Ходорковского Марков видит попытку оппозиции заручиться доверием со стороны элит и населения. Именно этим он объясняет обещания сохранить сильную армию и избегать революционных изменений. Требования Ходорковского о сменяемости власти не соответствуют нынешним условиям гибридной войны, которая идет против России, считает Сергей Марков. Сменяемость власти в России, как считает политолог, станет возможна только после победы в гибридной войне.