22890708_four

Произошедшая на прошлой неделе атака сил американской коалиции на самолет сирийских военно-воздушных сил и его уничтожение было достаточно тревожно воспринято в западных СМИ. Данный акт агрессии и последовавший за ним ответ российского военного ведомства заставил даже самые ярые русофобские издания с нескрываемой обеспокоенностью констатировать приближение двух стран к опасной черте, за которой следуют полноценные боевые действия между Москвой и Вашингтоном.

Очевидно, что на Западе крайне нервозно воспринимают успехи российско-иранской коалиции и собственные провалы в Сирии, однако потенциальная война с Россией и Ираном вызывает еще большую оторопь у любителей «демократических интервенций». «Колокол России» представляет очередную подборку любопытных материалов в западных СМИ за прошедшую неделю.

Так, американское издание Politico опубликовало материал обозревателя Ховарда Эймоса «Человек Путина на Балканах». По словам автора, президент России неофициально назначил секретаря Совета безопасности, бывшего директора ФСБ Николая Патрушева ответственным за внешнюю политику на Балканах. «Кремлевский «ястреб», сторонник активной зарубежной экспансии, человек с большим опытом в спецслужбах, его появление на балканском направлении совпало со всплеском активности Москвы в этом регионе, который последнее время все больше поворачивается в сторону Запада», – пишет Эймос.

По словам автора, вполне возможно, что недавние сообщения о неудавшемся госперевороте в Черногории с участием двух российских граждан – вероятных членов спецслужб – могут быть связаны с Патрушевым. «Кремль очень разозлился из-за вступления этой страны в Североатлантический альянс. Фактически Подгорица обвинила российскую разведку в подготовке госпереворота. Примечательно, что практически сразу после появления этих сообщений Патрушев поспешил в Сербию для встреч с местным руководством. Вероятно, с целью сгладить разгоревшийся скандал», – полагает обозреватель.

Эймос утверждает, что если официально внешняя политика является сферой ведения исключительно Министерства иностранных дел во главе с Сергеем Лавровым, то в реальности принятие решений во внешнеполитической сфере все больше зависит от небольшой группы сотрудников спецслужб и высокопоставленных чиновников из военного ведомства приближенных к главе государства. «Современная Россия все больше начинает походить на «адхократию», где люди решают такие вопросы, которые не входят в сферу их формальной компетенции», – продолжает автор.

По его словам, привлечение к работе секретаря Совбеза, имеющего тесные связи со спецслужбами, говорит о том, что Москва рассматривает Балканы как одно из наиболее приоритетных направлений своей внешней политики. «Без всяких сомнений, Патрушев – это один из тех людей в российском руководстве, которые уверены, что нынешнее геополитическое противостояние с Западом – это не что иное, как экзистенциальная борьба за выживание с многовековым врагом», – продолжает Эймос. Автор утверждает, что внешнеполитические ходы Москвы все больше контролируются не просто выходцами из спецслужб, но теми из них, кто идеологически мотивирован и находится в жесткой оппозиции западным ценностям.

Странно, что обозреватель американского издания пишет свою статью с некоторым удивлением, ведь внешняя политика Соединенных Штатов (во всяком случае, видимая ее часть) напрочь идеологизирована. И если идеология России – это выживание и отстаивание собственного суверенитета и пути развития в стремительно меняющемся мире, то идеология Америки –видение себя как этакого «мессию», призванного нести «демократию» всему остальному «менее развитому» миру, а значит, и диктовать остальным правила жизни. К тому всем, включая западных журналистов, хорошо известно, что Госдеп США действует рука в руку в ЦРУ и полностью координирует с ним свои действия.

***

В свою очередь, американское издание The American Conservative опубликовало материал политолога Патрика Бьюкенена «Грозит ли США конфликт с Россией после окончания войны с ИГИЛ». По его словам, уничтожение Соединенными Штатами сирийского бомбардировщика является прямым актом войны. Неудивительно, пишет он, что после этого инцидента Россия объявила о закрытии каналов связи с США по передвижениям в небе над арабской республикой. «И если в Кремле не блефуют, то перед нами во весь рост встает реальная перспектива военного столкновения России и США», – утверждает Бьюкенен.

Вашингтон все больше увязывает в шестилетней гражданской войне в Сирии, продолжает он, отмечая, что наблюдаемое сейчас резкое повышение градуса противостояния между ведущими мировыми державами в этой арабской республике – это первые ласточки скорой войны над территориями этой страны, освобожденными после падения Ракки и уничтожения «халифата» исламистов. «Но сможем ли мы одержать победу в этой борьбе без масштабной военной интервенции, и действительно ли мы хотим такого развития событий?» – задается вопросом автор.

Он уверен: главной целью недавнего визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию было создание «ближневосточного НАТО» – коалиции подчиненных Вашингтону арабских государств против Ирана. По мнению обозревателя, такой шаг – это финальный этап в подготовке к будущей войне после падения «Исламского государства». «Кому достанутся стратегически важные территории в Сирии и Ираке после окончательного поражения исламистов? Можем ли мы пойти на то, чтобы они достались России и Ирану? А если не можем, то способны ли мы начать из-за них Третью мировую войну? Так ли важна нам эта земля, и действительно ли американским солдатам нужно умирать за интересы своих ближневосточных союзников, преследующих свои собственные корыстные цели?» – резюмирует Бьюкенен.

***

Тему возможного начала войны между двумя коалициями поднимает и влиятельное американское издание The National Interest. В статье «Как Америке и России избежать войны из-за Сирии?» обозреватель Николас Гвоздев утверждает, что реакция Кремля на сбитый сирийский бомбардировщик оказалась жесткой, но при этом хорошо просчитанной. «Москва заявила, что будет считать вражеским любой самолет американской коалиции, который появится к западу от Евфрата, но в то же время не заявила, что будет их сбивать. Кремль тщательно подбирает слова, очевидно не желая проводить «красные линии», которые потом придется соблюдать», – отмечает автор.

Летающие в сирийском небе самолеты западной коалиции теперь будут отслеживаться системами ПВО России. «А это значит, что русские будут провоцировать вооруженные силы США и их союзников на ответные действия. По сути говоря, теперь отношения между Москвой и Вашингтоном зависят от нервов и мгновенной реакции пилотов и наземных служб, а не от планов дипломатов, президентов и прочих политиков», – утверждает Гвоздев.

Автор считает, что Пентагон сейчас готов к любому варианту развития событий, тем не менее, если проанализировать стратегию поведений Владимира Путина после уничтожения Турцией российского бомбардировщика в ноябре 2015 года, то становится очевидно, что хозяин Кремля далеко не всегда реагирует так, как от него ожидают. «После инцидента с Турцией Путин принял ассиметричные меры невоенного характера (санкции, курдский вопрос), что в итоге заставило Реджепа Эрдогана извиниться. Москва вряд ли захочет проверять решимость американских военных, но можно не сомневаться – она найдет способы усложнить жизнь США на Ближнем Востоке. Кроме того, в Вашингтоне планируют расширить антироссийские санкции, поэтому российскому руководству вряд ли есть что терять», – отмечает Гвоздев.

Автор утверждает, что сейчас стало окончательно ясно: ни о какой грандиозной сделке с Кремлем, о чем говорил Трамп во время предвыборной гонки, теперь не может быть и речи. «Ситуация в Сирии демонстрирует насколько велики расхождения России и США, а также то, что эти противоречия, похоже, невозможно преодолеть никакими компромиссами. Но все же даже самые «горячие» головы в Вашингтоне должны сто раз подумать прежде чем накалять и без того взрывоопасную обстановку», – заключает обозреватель The National Interest.