путин эрдоган

В понедельник мир потрясла новость об убийстве российского посла в Турции Андрея Карлова, которого застрелил турецкий полицейский. Поставит ли это под угрозу российско-турецкие отношения?

Ответственность за убийство дипломата несет страна, в которой он представляет свое государство. То есть охраной российского посла занимались турки, которые не сумели предотвратить трагедию. Конечно, вопрос в том, возможно ли вообще предотвращать подобные события.

Карлова застрелил молодой полицейский, который был временно отстранен после провалившегося путча, а затем вернулся на службу. Согласно некоторым источникам, этот человек служил и в спецподразделениях. В понедельник он взял выходной и ждал в отеле вблизи галереи, где посол России должен был открыть выставку под названием «Россия глазами турок».

В здание он прошел по своему пропуску и начал стрелять в тот момент, когда дипломат произносил речь. Стреляя, нападавший кричал, что мстит за Алеппо.

А ведь именно Карлов участвовал в нормализации российско-турецких отношений, которые рухнули на самое глубокое дно после того, как в ноябре прошлого года турки сбили российский бомбардировщик, летевший в районе сирийской границы.

Теоретически убийство дипломата может вызвать подобный эффект. Но, учитывая реакцию непосредственно после инцидента с самолетом и сейчас, вероятнее то, что пока Россия и Турция продолжат сотрудничество.

Сразу после убийства турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган позвонил своему российскому коллеге Владимиру Путину. В целом российская и турецкая сторона оценивают трагедию единодушно как провокацию.

«Совершенное преступление — безусловно, провокация, направленная на срыв нормализации российско-турецких отношений и на срыв мирного процесса в Сирии, который активно продвигается Россией, Турцией, Ираном, другими странами, заинтересованными в урегулировании межсирийского конфликта», — заявил президент России.

Сирийский детонатор

Сближение Анкары и Москвы, которое вылилось в договоренность о Сирии, не устраивает суннитских повстанцев в Сирии, которые, как показал Алеппо, лишились, по крайней мере на данный момент, поддержки Турции.

И хотя турки божатся, что никакой тайной договоренности по Сирии нет, в ее существовании практически нет сомнений. Успешное продвижение армии сирийского президента Башара Асада в Алеппо было бы невозможно без российских бомбардировок, которые, в свою очередь, не были бы возможны без договоренности между Москвой и Анкарой о неком ориентировочном решении сирийского конфликта, детали которого все еще обговариваются.

Россияне и иранцы заинтересованы в сохранении правительства алавитов (это направление в шиитском исламе) во главе с Асадом. А суннитская Турция, наоборот, до сих пор выступала против его режима и поддерживала повстанцев, однако в первую очередь Анкару интересует ситуация на курдском севере Сирии. Договоренность могла быть простой: россияне не вмешиваются в борьбу турок с курдами, а в обмен на это турки оставляют, хотя бы на какое-то время, Асада у руля.

Однако все несколько усложнило развитие событий в Алеппо. Сирийские правительственные силы постепенно заняли почти весь город вплоть до восточной части, где заблокированными остались мирные жители и оппозиционные силы, по всей видимости, из «Фронта ан-Нусра» (запрещенного в России — прим. ред.), который россияне считают террористической организацией.

Эвакуация жителей несколько раз прерывалась из-за перестрелок. На россиян обрушилась критика в связи с тем, что с их поддержкой правительственные войска обстреливают гражданское население. Солдаты Асада, в свою очередь, утверждают, что по ним стреляют боевики, которые используют мирных жителей как живые щиты.

Скорее всего, неслучайно турок застрелил российского посла накануне запланированной встречи глав российского, турецкого и иранского дипломатического ведомства в связи с ситуацией в Сирии. В тот момент, когда стрелок вытащил пистолет, турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, скорее всего, уже был в Москве.

Временное союзничество, но никакой дружбы

Несмотря на то, что летом Анкара и Москва договорились о возобновлении сотрудничества, о российско-турецкой дружбе не может быть и речи. Помимо разногласий относительно сирийского конфликта существует ряд других тем, на которые стороны смотрят по-разному.

К ним относится и Кипр, который турки хотели бы объединить, а россиян, скорее, устраивает его нынешнее законсервированное состояние. Упомянуть также стоит и Крым. На турецкое правительство оказывается сильное давление из-за крымских татар, турецкая поддержка которых россиянам не по душе.

Кроме того, существует армяно-азебрайджанский конфликт, в котором Турция поддерживает Азербайджан (не только из-за вражды с Арменией, но и из-за строящегося Трансанатолийского трубопровода (TANAP)). Россия же встала на сторону армян и преподносит себя как миротворца в замороженном конфликте в Нагорном Карабахе.

Помимо прочего, исторически российско-турецкие отношения всегда были напряженными. Временное потепление никогда не продолжалось долго за исключением 20 — 30-х годов, когда Россия была максимально ослаблена. После Первой мировой войны большевики помогли Мустафе Кемалю Ататюрку удержать Анатолию, и поэтому турки видели в Советском Союзе «дружественную антиимпериалистическую державу», как напоминает внешнеполитический журнал Foreign Affairs.

Однако после нескольких веков вражды между царской Россией и Османской империей эти отношения основывались на том, что в то время ослабленная Россия не представляла для существования Турции угрозы, как правильно добавляют авторы.

Новый конфликт на подходе

Можно сказать, что это был особенный момент в истории двух стран. Не исключено, что история повторится, и вопрос в том, как долго продлится российско-турецкое сотрудничество. Рано или поздно случится новый конфликт, и сомнений в этом нет.

На этот раз в положении слабого оказалась Турция, которой после чисток из-за путча угрожает изоляция со стороны Запада, да и турецкая экономика переживает не лучшие времена в связи с наплывом беженцев и возобновления военной кампании против курдов. Сегодня позиция Турции ослаблена и в военной сфере, поскольку после попытки переворота Эрдоган избавился от многих десятков офицеров.

Россия для Турции сейчас может послужить дипломатическим пугалом против Запада, а также помочь финансово. В Турцию опять едут российские туристы, Москва возобновила работы на строительстве «Турецкого потока», по которому российский газ будет поступать в Турцию и через нее далее в Европу, а также частично отменила эмбарго на импорт турецких продуктов питания (пока только для фруктов).

Но даже в экономической сфере между россиянами и турками все непросто. Например, Россия не спешит полностью снимать продовольственное эмбарго и, похоже, собирается делать это поэтапно.

С другой стороны, российское издание «Коммерсантъ» опубликовало во вторник новость о том, что в начале месяца Турция национализировала компанию Akfel, самого крупного импортера российского газа в стране, миноритарным собственником которого является российский газовый гигант «Газпром». Национализация Akfel может спровоцировать очередной газовый конфликт между странами.

Кроме того, практически когда угодно могут разгореться споры вокруг «Турецкого потока». Переговоры о его строительстве идут непросто, и практически с самого начала сопровождались большими сложностями с обеих сторон.

Так что если Турция и Россия снова выкопают топор или килидж (турецкую саблю — прим. пер.), то это точно случится не из-за убийства посла. Но произойти ли это может в любой момент: «детонаторов» в отношениях Москвы и Анкары более чем достаточно.