w1056h594fill

В Афганистане в последние дни обозначился ряд разнонаправленных векторов, традиционных и не очень, которые, однако, в итоге складываются в потенциально очень опасную равнодействующую.

К такому мнению приходят аналитики, рассматривая ситуацию в этой центральноазиатской стране с разных ракурсов. «Если взять на себя роль защитника дьявола, то можно было бы сказать: то, что там происходит, нам на пользу, — отметил один из них. — Но если быть реалистом, то приходится констатировать: там нарастает хаос наподобие сирийского. При той, однако, разнице, что США — не Россия…».

Пояснение загадочного сравнения

Своё странное на первый взгляд сравнение эксперт пояснил происходящими в Афганистане в последние дни событиями. Ни одно из них не отнесёшь к сенсационному — за исключением разве что нападения на воинскую часть в Мазари-Шарифе, с которого прошло уже достаточно времени, но значение которого до сих пор не оценено по достоинству. Тем не менее все эти события сливаются в общую потенциально разрушительную тенденцию.

Три дня назад талибы полностью взяли под контроль уезд Зебак в Афганском Бадахшане. Это северо-восток страны, затерянный горный угол и — граница с русскими имперскими землями в Таджикистане. А эта ныне независимая страна находится в таком состоянии, что готова сорваться в пропасть при любом серьёзном натиске из Афганистана.

Вопрос: будет ли этот натиск? И тут — парадокс первый: запрещённое в России в качестве террористического движение «Талибан» сегодня всеми возможными способами намекает, что не тронет российскую Среднюю Азию, причём по принципиальным соображениям. Дескать, признаём российской сферой влияния, а сами хотим всего лишь восстановить подлинный ислам в Афганистане, вышвырнуть из него американцев, а больше нам, пуштунам, ничего и не надо. Высказывания нынешних лидеров Талибана по общей направленности напоминают слова некогда суровейшего противника Советского Союза в Афганистане Ахмад Шаха Масуда, сказанные им в своём доме в 1997 году автору этих строк: «Мы воевали не против русских! Мы боролись против созданного советскими манипуляциями антинародного режима. Но СССР больше нет, а с Россией у нас никогда не было плохих отношений — ни до её революции, ни после нашей. Так что союз вполне возможен. И военный тоже».

И ведь в самом деле! Как свидетельствует один из виднейших российских специалистов по центральноазиатскому региону, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, «Талибан никогда не озвучивал своих претензий» на нашу Среднюю Азию. «Талибы — это пуштунские националисты, — утверждал эксперт. — Они борются в первую очередь за возвращение своего контроля над Кабулом и официальной властью. Это сугубо внутриафганская сила».

Можно вспомнить по этому поводу и слова специального представителя президента России по Афганистану Замира Кабулова, который заявил в декабре 2015 года: «Интересы талибов объективно совпадают с нашими в борьбе с ИГИЛ».

Тем временем талибы продолжают отжимать уезды не только у официальных властей, но и у запрещённого в России ИГИЛ. Только вчера пришло сообщение, что в афганской провинции Нангархар (считается, что её контролирует ИГ) произошло столкновение между «халифатчиками» и талибами, в результате которого погибли по меньшей мере 28 боевиков и двое мирных жителей. Бой произошёл около административного центра провинции Джелалабада, так что полиция, служащая официальному Кабулу, всё видела и слышала. По её данным, бой завершился не в пользу талибов: они потеряли 21 человека против 7 у ИГ.

Впрочем, это не главное. Потому что подобного рода столкновения происходят в рамках очередного «весеннего наступления», о начале которого руководство Талибана объявило тоже на днях. И снова — ничего сенсационного: эти объявления следуют каждый год, но ничего принципиально не меняют. Но была озвучена и определённая особенность кампании этого года: талибы собираются проводить наступление не только в военной, но и в политической области, занявшись «государственным строительством» и «расширением механизмов социального и юридического контроля».

Означает ли это, что талибы перестают быть террористами? Вряд ли. Вышесказанное может — и наверняка будет — означать примерно то же, что они устроили только недавно, в декабре, в одном из подконтрольных уездов. Там они казнили женщину, которая вышла на рынок за покупками без сопровождения мужа или родственников мужского пола. Правда, справедливости ради надо отметить, что руководство Талибана причастность своих людей к инциденту отрицало.

США — не Россия

Параллельно этим процессам в Афганистан начинают прибывать американские войска. Только что в провинцию Гельманд на юге страны был переброшен отряд морской пехоты США. И как раз, как утверждается, в связи с заявлением талибов о начале весеннего наступления. Правда, как этому наступлению смогут противостоять всего 300 морских пехотинцев, не понятно. Как недавно остроумно отметил профессор Грозин, «было время, когда и 100 тысяч там стояло — что это принципиально изменило?» Учёный имел в виду, конечно, советские войска, но комментировал при этом слухи об увеличении контингента войск американцев. Таковое будто бы задумано Трампом с целью ублаготворить собственных военных.

Действительно, объявлено о переводе в Афганистан новых американских подразделений. Правда, в Вашингтоне подчёркивают, что это будет плановая замена одних войск на другие, без увеличения общей численности. Однако западные варвары не раз демонстрировали лживость своих заверений, так что наблюдатели предпочитают покамест внимательно следить за процессом ротации.

Тем более, что параллельно звучат заявления преданного вашингтонского подголоска, генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга о том, что «ситуация с безопасностью в Афганистане остаётся непростой» и «в НАТО обеспокоены этим». А потому, заявил он, «в данный момент мы рассматриваем вопрос о дальнейшем расширении миссии «Решительная поддержка», насчитывающей сегодня около 13 тыс. сотрудников». И потребовал продлить срок полномочий этой миссии «сразу на долгий период времени, чтобы создать долгосрочные перспективы деятельности».

Что это значит? А ничего, считают эксперты. Ни США, ни тем более НАТО не способны, да не умеют, да и боятся оказать решительное воздействие на ситуацию в Афганистане. Они, как уверен Андрей Грозин, так и останутся сидеть на своих базах, ограничиваясь максимум бомбёжками, в то время как в стране нарастает кровавая междоусобица.

Может быть, действительно прав был Ахмад Шах Масуд, который говорил, что СССР выбрал не ту сторону в 1978 году. Но он, выбрав, хотя бы попытался навести в Афганистане хоть какой-то порядок. Хотя бы в духе 1960-х годов, когда женщин там не только не убивали за то, что они пошли на рынок без сопровождения мужчин, но они могли ходить без паранджи и даже сверкать голыми коленками, как студентки в Кабуле. Но именно американцы тогда скормили и взлелеяли целый ряд экстремистских фундаменталистских исламских движений в Афганистане, которые не очень результативно боролись против советских войск, но зато устроили настоящую средневековую диктатуру после их вывода.

И сейчас, когда ситуация в Афганистане стремительно деградирует в ходе столкновений одних средневековых мракобесов с другими, американцы, когда-то запустившие этот процесс, на деле только надувают щёки с нарисованными на них эмблемами морской пехоты. И на фоне предсказуемого краха центральной власти в Кабуле, которая уже теряет контроль над провинциями, контингенты США не способны обеспечить должный уровень безопасности даже в местах собственной дислокации. И, значит, предсказуемо будут стравливать Талибан с ИГИЛ, добиваясь, чтобы всё вокруг них кипело и бурлило. Кровью.

И потихоньку провоцировать Россию на прямое военное вмешательство. Как в Сирии. И потирать ручки. Ибо Афганистан — не Сирия.